Выходное чтиво: «Все мы бабы – дуры»

0

Представляем вам сегодня в рубрике «Выходное чтиво» интереснейший рассказ ухтинского писателя Анатолия Цыганова. Предлагаем присоединиться к увлекательному чтению и высказать своё мнение в комментариях.

Невероятную, по своей глупости, историю рассказал мне сосед. Мы сидели на веранде и отмечали окончание летнего сезона. В разговоре шла череда анекдотов, и, конечно, про женщин, точнее — про женскую логику. Я ему рассказал о том, как моя жена делит домашнюю работу по половому признаку. Она говорит так: в доме существует два вида работы — мужская и женская. Мужская – не под силу женщине, и она делается мужчиной. Женская – под силу мужчине, поэтому она тоже делается им. Посмеявшись над «логичными» рассуждениями моей жены, сосед вдруг посерьёзнел:

— А она права. Мужик может делать любую работу, особенно, если сильно прижмёт. Но я тебе другое скажу: что бывает, когда женщина начинает решать проблемы за своего мужа. Ведь ты знаешь: я долгое время работал с геологами. Жили мы в посёлке, построенном полулегальным, так называемым, хозспособом. Строительство заключалось в том, что правдами и неправдами контора добывала материалы, и стройку финансировала за счёт геологоразведочных работ. Это было прямым нарушением финансовой дисциплины, но проверяющие органы закрывали на такие «шалости» глаза. Постройка домов была под особым контролем партийных и советских организаций, всячески поощрявших внеплановое расселение работников, этим снималось напряжение общегородской очереди на получение жилья.

В то время с нами работал тракторист шестого разряда Иван Огородников. Он жил на окраине посёлка в восьмиквартирном двухэтажном доме. Здание было построено силами стройучастка экспедиции, таким же хозспособом. Жена Ивана славилась несносным скандальным нравом, вечно с кем-то судилась и что-то делила. Сам же Огородников отличался на редкость молчаливым характером. С раннего детства выбить из него слово было невозможно. Он говорить-то начал с четырёхлетнего возраста, когда родители уже разуверились, что чадо заговорит. Рассказывают: мать смирилась с тем, что врачи, обследовав со всех сторон организм ребёнка, развели руками. Совершенно здоровое дитя, без каких-либо отклонений, и рекомендации звучали почти одинаково. Как правило, они заключались в том, чтобы малыш меньше нервничал, больше употреблял витаминов, гулял на свежем воздухе.

Однажды дитятко, сорвавшись с лестницы, молча встало, отряхнуло руки и, не проронив ни слезинки, принялось за свои дела. Вот тогда мать разревелась. Схватившись за голову, она громко запричитала:

— За что меня Бог наказал? Чем я провинилась перед Господом? Да когда-нибудь ты хоть слово произнесёшь? Чем же тебя лечить, чтобы заговорил?

Иван вдруг перестал что-то строгать, обернулся к матери и произнёс:

— Ну?

Мать вначале даже не поняла, кто это сказал? Оглядевшись по сторонам, она по инерции спросила:

— Что, ну?

В ответ тут же услышала:

— Ну, заговорил.

Мать бросилась обнимать чадо, но он больше не проронил ни слова. Сколько ни бились родители, от него слышали только односложное «ну» или не менее краткое «нет». Как он умудрился жениться, да ещё на такой болтливой бабе, этого никто не мог понять. Но в один прекрасный день он молча привёл в дом соседскую девчонку, и, вопросительно глядя на родителей, спросил: «Ну?». Та оказалась на редкость общительной, и сразу завоевала симпатию родителей, тем более, что мужа своего с первых дней взяла в ежовые рукавицы. С возрастом общительность жены переросла в болтливость, что не мешало продолжению семейной жизни Ивана.

После того, как город взял на баланс посёлок геологов, спокойная жизнь прекратилась. Представительная комиссия поделила дома на благоустроенные и неблагоустроенные, и все неблагоустроенные обязала администрацию экспедиции снести. При этом дом Огородникова по странной случайности не попал ни в один из списков. Такое бывает в бюрократических заворотах: адрес есть, а дома нет. По плану генеральной застройки на этом месте должен стоять многоквартирный дом. Но денег в экспедиции в то время не хватило, и руководство решило схитрить. Вместо капитального фундамента насыпали грунт и на этом месте слепили из подручных материалов восьмиквартирный дом, подвели тепло, холодную воду и обозвали «полублагоустроенным». Соответственно, когда посёлок встал на баланс города, городская администрация потребовала отчёт по строительству. Руководство экспедиции решило вновь схитрить: снести тихонько времянку и построить уже капитальный дом. Жителей решили временно поселить в малосемейку, с тем, чтобы потом дать им квартиры в новом доме. Всё шло нормально до той поры, пока не узнала об этом жена Ивана. Она возмутилась и пошла к начальнику. Там стала требовать, чтобы им сразу дали новую благоустроенную квартиру, как идущим под снос. Начальник попытался утихомирить скандалистку, уверяя, что через год они получат квартиру в новом доме. Но женщина ушла, хлопнув дверью, с уверенностью, что она добьётся правды. Начальник вызвал Ивана и попросил утихомирить жену. Тот пришёл домой, сказал: «Ну», — и погрозил пальцем. Жена его сразу поняла, но не затихла. Она ещё больше распалилась, обозвала его «молчаливым дураком, на которого сели верхом и рулят без уздечки».

В итоге пошла в администрацию города и начала, как у нас говорят, «качать права». Там вначале не поняли, чего требует разъярённая тётка. А когда разобрались, очень изумились. Для начала городская комиссия удостоверилась, что дом существует. Затем потребовала отчёт. Руководство экспедиции попыталось объяснить, что дом «полублагоустроенный», так как не подведена горячая вода. Но к тому времени жильцы умело провели воду от батарей, и комиссия эти доводы не приняла, так как всегда существовала единая цепь отопления и снабжения горячей водой. А кто её провёл, не имело значения. Дом признали благоустроенным, жителей из списков на получение квартир вычеркнули, и многоквартирный дом обязали построить в другом месте, куда экспедиции пришлось тянуть все коммуникации. И остался Огородников жить в, не вполне комфортной, времянке, а с ним ещё семь семей. Вот такая история получается, когда не за своё дело берутся.

— Да ты что? Она же справедливости хотела, — возразил я.

— Справедливости? — сосед вскипел. – А то, что я, по милости этой справедливой женщины, и еще шесть семей пять лет ютились в этой времянке без элементарной ванны, пока дом не дал трещину и на глазах не стал разваливаться? Это как? Вот тогда нам дали уже благоустроенное жильё. Только Иван этого не увидел.

— Почему?

— Сел, благодаря своей благоверной, — сосед рассмеялся.

— Опять влезла не в своё дело?

— Влезла. От нас периодически отправляли народ на сельхозработы. В тот раз выпала доля трём трактористам, в том числе Ивану. Двое уехали пораньше. Иван замешкался, поэтому ему не достался трактор. Двоим же дали трактор с плугом и послали вспахивать поле какой-то заброшенной деревни. А Огородникову, чтобы как-то занять, предложили подвозить воду. Иван согласился. Ему дали лошадь, запряжённую в телегу с бочкой, и тот временно стал исполнять роль водовоза.

Однажды, подъезжая к пахарям, Иван заметил, что они что-то внимательно рассматривают. Он слез с телеги и подошёл ближе. Напарники держали в руках чугунный горшок и высыпали из него блестящие кругляши.

— Ну-у? — удивился Иван. – Золото

— Ты помалкивай. Мы клад плугом из земли выковырнули. Держи три монеты и смотри: молчок

Один из трактористов протянул кругляши. Огородников взял монеты и уехал. Дома он решил удивить жену, преподнеся ей необычный подарок. К его изумлению, жена нисколько не обрадовалась. Раскричалась, что его, дурака, надули, что надо было требовать дележа на троих, что он как был олухом, так им и помрёт. Тут же сорвалась и помчалась к этому трактористу. Там разорялась ещё сильнее, пока её не выставили за дверь. Тогда разъярённая женщина решила отомстить. Призывая на головы владельцев клада мыслимые и немыслимые кары, прибежала домой и накатала заявление участковому. Тот передал заявление начальству, и дело закрутилось. При обыске обнаружилось всё золото. На допросах напарники указали и на Ивана, которого тоже взяли под стражу. Три монеты приобщили к делу, а суд определил одинаковый срок всем троим. Вот и выходит, что Иван сел благодаря неуёмной энергии своей жены.

Закончив рассказ, сосед вздохнул:

— Что это? Бабья дурь или простая женская жадность?

— Ты что? По-моему, жадность не имеет половых признаков, — перебил я.

А жена соседа задумчиво произнесла:

— Все мы бабы — дуры, но не до такой же степени.

(с) Анатолий Цыганов

Выходное чтиво: «Упрямый»

0

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» усинский прозаик и поэт Николай Попов. Сидящий рядом, понимаете, вы говорите не о том… Евгения Аркушина

— Заткнись! Заткнись, ну пожалуйста! — взрывался мой мозг, гневными фразами на речь собеседника, но губы послушно сложились в понимающую полуулыбку.

— Я прихожу домой, — продолжал Евгений, — а там никого. Понимаешь, пустая квартира. — Он выдержал томительную паузу и, как ему наверно показалось, трагично посмотрел на меня. — Некому поздороваться, обнять… Некому поинтересоваться моими делами…

— Я очень хорошо понимаю тебя, Женя, — моя ладонь легла сверху его руки, — в этом трагизм нашего времени. Одиночество становится нормой. Деньги и карьера — эти спутники эгоизма — вытесняют вечные ценности. Любовь, семья, взаимоуважение, святость семейной постели становятся предметом для насмешек.

— Я никогда не встречал такую, как ты, — он наконец осмелился посмотреть мне прямо в глаза, видно два бокала вина дошли наконец до его крови, — ты не похожа на офисную пустышку.

— Спасибо, — я темпераментно сжала его ладонь. — Ты мне тоже сразу понравился. Я почувствовала, что ты надёжный. С тобой спокойно.

— Такое воспитание, — уголки его губ горделиво вздёрнулись, — родители всегда воспитывали во мне рыцарство.

Наконец-то ОНО упало в монолог. Кинь мужикам косточку, со вкусом самовосхваления, кивай им ритмично, как в сексе, и можно спокойно предаться своим мыслям.

Мне скоро тридцать. Какое удобное слово «скоро». Оно может означать и месяцы и годы. Мне двадцать девять. И через полгода я буду биться в комплексах тридцатилетия. Увалень, сидящий напротив меня в ресторане и распластанный в комплиментах, это очередной шанс выскочить замуж. Я, да наверно, и весь женский пол таких не любят. Но я с удовольствием выйду за него. Он лох. Сейчас он желает моё тело. Чуть позже, пройдя через череду отказов, он его получит. И наткнётся на комплимент своей мужской силе и изобретательности с кислинкой лёгкого неудовлетворения на моём лице. И будет пыхтеть, стараться, пыжиться. Всегда смешно видеть лицо мужчины, когда он старается тебя удовлетворить. Губы напряжены. Мозг где — то далеко. Да ещё и пытается, одной рукой нервно теребить тебе сосок.

— Я трудно рос. Мне казалось, я не из этого времени, — меж тем продолжал мой собеседник, — Я всегда был какой-то излишне романтичный и возвышенный. Читал стихи. Конечно тайком, и …

Не знаю… Курсы, что ли открыть, для мужчин? Поучить общению с женщинами. Хотя бы первые азы. Элементарная вежливость. Двери открыть, стул там придержать. Ну, ещё не напиваться прежде дамы. Поменьше болтать, и больше слушать. Быть более уверенными что ли… Принимать решения, не скидывая ответственность на нас. В моей жизни был только один такой человек. Он, правда, принёс мне много горя. Но видимо это и есть мой идеал мужчины. Хотя обручальное кольцо мне наденет, нечто подобное, сидящее напротив.

— Может, пойдём куда-нибудь, в более тихое место? Где мы можем побыть только вдвоём, пообщаемся в более уютной обстановке, — вино понесло в атаку моего слюнявого рыцаря.

— Я бы с удовольствием, Женя, — я ласково погладила кисть его руки, — Но может чуть позже. Не хочется спешить. Такого, как ты, редко встретишь. Хочется растянуть минуты общения. Да и ресторан такой уютный. Я так редко куда-то выбираюсь.

Снова, его слегка крысиное лицо, расплылось в самодовольной мине. Напыщенный уродец.

Размеренную, слегка скучную тишину ресторана, нарушила суета возле гардероба. Любопытные официантки, едва кинув взгляд на вход, радостно заулыбались. Администраторша, черноволосая, крупноватая женщина, искренне радовалась прибытию новых гостей. И вот, они вошли. Красивые, уверенные, даже наглые. Трое парней. Последним вошёл Он. Чёрт! Этого мне ещё не хватало. К глазам подступили слёзы. Гамма чувств прокатилась видимо по моему лицу, и мой собеседник испуганно оглянулся. И сник.

Мужское эго не выдержало сравнения. Парни заняли столик на шестерых. Официантка быстро строчила в блокноте. Администратор, позабыв про должность излишне суетилась. Музыканты оживились и вокалистка запела что-то из питерского рока. Никакими чаевыми, такую любовь не купишь. Я набросила на себя маску безразличия. Как же, чёрт возьми, я забыла, это же Его любимый ресторан. Но была и радость. Радость от встречи с Ним. Он не звонил уже три месяца. И не отвечал на мои звонки. Сука!

Мой спутник, распрямив природную сутулость и изобразив на лице нечто вроде мачо, что-то небрежно затараторил.

Господи, как давно это было? Восемь лет назад, я только получила первую должность, в фирме. И сразу, надев на себя лучшие вещи, пошла на корпоратив, посвящённый дню рождения коллеги. Где и наткнулась на этого хама. Я была нищей. Снимала дешёвую комнатку. Перебивалась от зарплаты, до аванса. А это самоуверенное создание, подчинив мою душу, завёл привычку платить за секс. И я брала. Стыд, то какой! Брала. И бежала за ним по первому звонку. Не из-за денег. Любила, чёрт возьми! Но рука сама тянулась за купюрами. Я была нищей.

— Ленточка, привет! — Его голос вырвал меня из воспоминаний, а в животе неожиданно потеплело, — Рад тебя встретить. — Нахальные, дерзкие, голубые глаза смотрели только на меня. — К нам сейчас подъедут, подруги моих друзей, а я в этот вечер совсем один. Укрась мой досуг своим очаровательным присутствием, — Он уверенно, но нежно взял мою руку, поцеловал её, и слегка потянул, чтоб я встала.

— Уйди, — мой голос звучал на удивление ровно, — ты же видишь я не одна.

— Вечер обещает быть весёлым, лёгким и незабываемым, — Он даже не взглянул на моего спутника. — Остроумие и лёгкий цинизм, вот составляющие приятного времяпровождения.

— Дама ясно дала понять, что не хочет идти, — вмешался Евгений.

— Пойдём, — не обращая внимания на эти слова, позвал Он.

Евгений встал. И оказался на полголовы ниже своего соперника. Но своим рыцарским поведением, униженным бешенством в лице, казался даже выше.

— Слышь, козёл!? Что не понятно? Вали на хрен за свой столик!

Он смотрел только на меня. С усмешкой, но нежно. Потом устало вздохнул, и перевёл взгляд на Евгения.

— Интересный объект для изучения, — рассматривая противника, как какое то насекомое, заговорил Он. — Трудное детство, прыщавые комплексы, позднее половое созревание. Это так навскидку. Более детальный анализ, навевает мелкие детали бытия. Если его существование можно назвать громким словом «бытиё». В школе занимался в литературном или театральном кружке, считая себя более возвышенным, чем его грубые товарищи. Но, читал мало. Школьная программа, и приключенческие романы…

— Пойдём, выйдем, урод! — видимо Он говорил правду, потому что Евгений, покраснел от напряжения.

— Институт. Родители платили последние деньги, дабы вывести единственное и малоперспективное создание, как говорится «в люди». Отец пахал на двух работах, мама подметала подъезды. В институте не блистал. Тройки, изредка четвёрки. Первый секс в общежитии. А нет. Простите. Дома, когда родители уехали на дачу, вызвал платное, дешёвое существо к себе домой. И пыхтел на нём, посматривая на часы.

Я думала, Евгений Его ударит. Но он только воспользовался полуоборотом тела и толкнул своего обидчика в плечо. Тот весело улыбнулся.

— Больше секса у нашего объекта в институте не было. Он, правда, помял сиську одногруппницы, когда обмывали дипломы. Но она вырубилась быстрее, чем он забрался к ней в трусы.

— Урод! — Евгений ударил, целясь в лицо. Но промазал и получил удар в солнечное сплетение. Охранник на входе поднялся, но Он, успокоив его жестом, аккуратно усадил, согнутого от удара Евгения, на стул. И, как ни в чём не бывало, продолжил:

— Взрослая жизнь. Тоже ничего примечательного. Работает младшим клерком. Ждёт, когда какая-нибудь Ангелина Петровна выйдет на пенсию. Тогда небольшое повышение и карьерный стопор. Денег нет. С тобой, моё очарование, он познакомился случайно. Тебе даже пришлось проявлять инициативу. Привёл в ресторан, и увидев, что ты заказала горячее, ограничился салатом. Вино дешёвое. Разговор скучный. Про одиночество и недостатки этого мира.

Всё, что Он говорил, было абсолютной правдой. Женя сидел и делал вид, что ещё не отошёл от удара. Я встала, подошла к своему неудачнику, ободряюще положила руку, ему на плечо. Он дрожал.

— Уходи. Я больше никогда не хочу тебя видеть, — эти слова мне дались с трудом, — Я его люблю. А ты… Всё к чему ты прикасаешься, становится пустотой. И ты – одна большая, серая и безрадостная пустота. Тебе скучно, и ты одинок. И будешь таким всегда, потому что не заслуживаешь счастья. Простого, банального, человеческого счастья.

Что-то на мгновение изменилось в Его лице.

— Ладно, — Он снисходительно усмехнулся, — Проводи это насекомое до дому, я чуть позже позвоню.

И не дожидаясь ответа, пошёл к столику, где его встретили весёлые реплики друзей. Господи, как Он красив. Как я люблю Его.

— Да если б не его друзья, я бы порвал этого козла на месте! — говорил Евгений на заднем сиденье такси, — он просто чувствовал поддержку. А я не хотел испортить наш вечер. Психолог хренов, что он знает о моей жизни. Да я…

Я держала в руке тонкие, с большими суставами пальцы Евгения и думала о себе. Неужели я не заслужила счастья. Почему мне придётся провести всю свою жизнь с нелюбимым. Наверно, потому что это жизнь, а не детские мечты.

— Ты поступил правильно Женя, — произнесла я очередную чушь, — Как мужчина. Я люблю тебя.

Слюнявые губы ползали по моей груди. Неуверенные пальцы искали источник моего наслаждения. Вопрошающие глаза ежеминутно требовали одобрения. И получали его, в искусственных стонах. Мобильник на тумбочке вспыхивал экраном, находясь в беззвучном режиме. Это звонил Он. Моё прошлое. А моё будущее старательно пыхтело надо мной, боясь переменить позу. Правда, слава богу, недолго. Упал обессиленный, лицом в подушку. Я провела рукой по его редким слипшимся волосам.

— Мне было хорошо с тобой. Даже очень хорошо.

Его дыхание, с трудом приходило в норму.

— Выходи за меня замуж, — неожиданно предложил Евгений, приподнимаясь. — А нет прости. — Он слез с кровати, и встал на одно колено. Я села, опустив ноги на пол. — Лена, я никогда не встречал столь прекрасной женщины, и полюбил тебя с первого взгляда. Я сделаю всё, чтобы ты была счастлива со мной. Выходи за меня замуж.

Господи, да он полный лох! Как так можно себя не уважать? Неужели вправду настолько туп? Неужели не почувствовал, что это секс из жалости, из чувства противоречия Ему.

Я молчала. Женя замер в вопрошающей комичной позе. Голый, с выступающими ключицами, с тоненькими руками и ногами. Мне стало жалко его и себя.

— Я люблю тебя, — поцеловав его в губы, чтоб не видеть его комичную фигуру и не рассмеяться, произнесла я, — Ты мне тоже сразу понравился. С той минуты, как принёс документы к нам в отдел. Я видела твою заинтересованность мной…

— Это не было заинтересованностью. Это была любовь.

— Не перебивай меня, Женька. Очень прошу, выслушай меня. Я тебя совсем не знаю, хотя то, что я вижу и чувствую, мне очень нравится. Я должна подумать. Это слишком быстро. Дай мне время.

— Это из-за него? — он встал и отошёл в угол комнаты, — Ты его всё ещё любишь?

— Я никогда его не любила, — нагло соврала я, — Женщины не любят таких, как он. Я люблю тебя.

— Так в чём же дело? Мы же любим друг друга. Что тебе мешает ответить, здесь и сейчас?

— Мне нужно время. Обними меня милый. Мне холодно без твоих рук

Три дня меня донимали Его звонки. Письма в социальных сетях и СМСки. На четвёртый Он пришёл ко мне на работу. Природная обаятельность и букет цветов, и мои подружки заинтересованно засмотрелись на Его красивую высокую фигуру. Так было всегда, где бы Он ни появлялся.

— Ленточка, — Он вручил мне букет, не обращая внимание на взгляды, — Ну прости меня, — И всё. Замолчал уверенный в себе и самодовольный.

Я протянула букет обратно. Он не взял. Тогда я кинула его в урну. Он растерялся. Никогда не видела Его таким.

— Уходи, — ловя на себе удивлённые взгляды девчонок, попросила я, и уставилась в монитор.

Он непонимающе постоял несколько секунд и без слов вышел из кабинета. В двери едва не столкнулся с Женей.

Звонки и СМСки прекратились. Женя стал более настойчив, каждый день, требуя ответа. Я уклонялась, отдавала ему своё тело и он успокаивался. На следующий день всё повторялось снова.

Среди ночи меня разбудил звонок в дверь. В глазке отразилась Его расплывчатая физиономия.

— Что тебе надо? — через дверь спросила я.

— Открой, Ленточка, — пьяно попросил Он, — я хочу поговорить.

— Иди домой.

— Что тебе надо, сука!? Что ты со мной творишь. Я думаю только о тебе. Неделю уже не просыхаю. Ты мне нужна! Понимаешь, нужна! Да и я тебе нужен. Что ты нашла в этом лохе?! — Он неожиданно переменил тон. – Открой, Лена. Дай мне тебя обнять, услышать твой запах. Мы будем вдвоём. Вдвоём. Навсегда.

Мои пальцы легли на ключ. Сердце колотилось так, что казалось, было слышно сквозь железо двери.

— Иди домой, — повторила я, вялыми ногами прошла в комнату и упала слезами в подушку.

Крошечный брильянт тускло светил в золоте кольца. Зато его подноситель светился за них обоих. Тот же ресторан, то же дешёвое вино, и неугомонный Женя, призывая, в свидетели посетителей, произносит:

— Лена, ты выйдешь за меня замуж?

И замер в ожидании. С тупой радостной улыбкой на лице.

Ответить я не успела. Скорым уверенным шагом, через зал шёл Он с двумя товарищами. Оценил обстановку и скомандовал:

— Парни, уведите его.

— Пойдём с нами друг, — Женю жёстко взяли за руки, — мы угостим тебя хорошей выпивкой, — и увели за другой столик.

— Не знаю с чего начать, — Он сидел напротив меня и не мог поднять глаза, трезвый и растерянный, — в какой-то момент я понял, что не могу без тебя жить. Это случилось уже давно. Я гнал эти мысли и старался жить, так, как я жил всегда. Веселился с друзьями и подругами, был свободен и весел, но когда возвращался домой, наваливалось одиночество. — Он трагично посмотрел на меня, — Понимаешь… Пустая квартира. Некому обнять, поинтересоваться моими делами. В ней нет тебя. И у меня, тебя нет. — Он недолго помолчал, — Я люблю тебя. И хочу прожить с тобой всю жизнь. И хочу от тебя детей. Выходи за меня замуж, — Он встал на одно колено.

Посетители ресторана, застыли, наблюдая этот бесплатный спектакль. И тоже замерли, ожидая моего ответа. В его руке появилась коробочка и через мгновение засияли три брильянта в фигурном узоре золота. Он ждал.

— Я согласна, — услышала я свой голос. Повернулась к ошарашенному Жене, и равнодушно произнесла: — Прости.

Он был счастлив. И я была счастлива, наблюдая Его добрую улыбку. Понимающие глаза. Он был растроган, когда мой палец украсило кольцо. Господи, да Он любовался мной. Чего не делал никогда. Я встала, ожидая, что и он поднимется, и мы поцелуемся. — Спасибо, — Его лицо снова стало высокомерным и насмешливым, когда Он поднялся с колен, — Спасибо тебе, моя меркантильная девка. Знаешь, мы действительно друг друга заслуживаем, но ты меня меньше. Снова повелась на честные слова. Открытый взгляд…. Но я просто не мог, позволить этому насекомому, — он кивнул на Женю, — победить меня. Мужское эго, сама понимаешь…..

— Я ненавижу тебя! Пидарас! Козёл! Ненавижу! – Я кричала, а сама искала в Его лице намёк на шутку. Сейчас всё изменится. Он не может быть настолько жесток.

— Да, отпустите его, – приказал – попросил Он своих друзей, подойдя к ошарашенному Евгению.

— По-моему, это чересчур, — сказал один из Его друзей, освобождая Женю. Они не знали, как себя вести, во время этой сцены, — Может не надо так жёстко.

— Да Кирилл, не надо жестить, — Он подошёл к своему другу, ухмыляясь и оценивая его реакцию, — Только поздно. Ты ведь это понимаешь? А? И вы все, — он обратился к залу, повысив голос, — Вы тоже думаете, что я скотина. Козёл, как говорит Лена. Козёл… Это правда. Но ничего не изменится. Это недоразумение в людском обличии, — Он указал на Евгения, — завтра снова сделает предложение. У него нет вариантов и гордости. У неё тоже. Она откажет. И слова найдёт. Но скоро согласится. Даже после моего пророчества. Они поживут год, два, три, пусть пять. И разведутся. Она останется озлобленной эгоисткой. Она и сейчас такая, только внутренне. Но останется она, с гордым статусом разведёнки. А оно…? — Он приподнял подбородок Жени ладонью, тот не сопротивлялся, — Найдёт себе другую. Да-да, найдёт. Попроще. Низенькая попка. Маленькая грудь. Возраст. Умение печь всякие вкусности. Отсутствие интеллекта, мысли, интересов. Так будет…

— Извините, — к нам подошёл невысокий, но широкоплечий охранник, — Вы нарушаете работу ресторана, и мешаете отдыхать посетителям. Мы вынуждены попросить вас выйти.

— Сейчас. Я уйду. Ресторан перестал быть любимым, — Он повернулся ко мне, — Лена, позвони мне. Не сейчас. Не через месяц. Не через год. Как созреешь, и когда покончишь со своим предприятием по замужеству. Кольцо оставь себе. Прекрати позёрничать… Считать себя той, которой не являешься. И мы поговорим. И тогда кольцо пригодится. Я не врал, когда делал тебе предложение. Но на секунду у тебя проскочила в лице мимика победителя. А это мужской мир. Женщины в нём не считаются. Никем и ничем. Приложение к спиртному. Но ты настолько меркантильна и цинична, что мне подходишь. Я люблю тебя.

Он развернулся, и пошёл к выходу. Друзья направились за ним. Он остановился и, что то сказал Кириллу. Что-то простое и резкое. Тот непонимающе уставился на Него. Пауза затянулась на несколько секунд. Кирилл отвёл взгляд. Он всегда умел расставаться с людьми. Ушёл. Самодовольный. Равнодушный. Одинокий. И любимый.

Выходное чтиво: «Роза»

0
Сергей Гаврилов

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» усинский поэт Сергей Гаврилов.

Выходное чтиво: «Бате»

0

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» гость из дружественной Усть-Цильмы, поэт Денис Попов.

Я не слишком любил тебя слушать,
Еще меньше — хотел понимать,
А сейчас неспокойную душу
Не могу приучить помолчать.

Помнишь время, где все еще живы,
Кто теперь на Ивановом?
Здесь, Вкруг него, нынь играют мотивы
Твоих песен, звучат и окрест.

Без которых и я (понял все же!),
Вряд ли выжил, теряя себя.
Сколько из опостылевшей кожи
Лез я, небо устало скребя.

Поздно понял. Но понял, ты слышишь,
Батя, может быть, поговорим?
Там, на небе, по-прежнему пишешь?..
Всем привет. От меня. Заодним.

Выходное чтиво: «Разговор»

3
Николай Выкочко

Сегодня представляем вашему вниманию произведения Николая Выкочко. Это удивительные стихотворения, они никого не оставят равнодушными.

Выходное чтиво: «Он рисует день»

1
Евгения Аркушина

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» поэтесса Евгения Аркушина.

Выходное чтиво: «Вот и встретились…»

0
Иеромонах Арсений

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» Иеромонах Арсений из Усинска. Свое творение он посвящает памяти убиенных священнослужителей. Царствие им небесное!

Выходное чтиво: Посвящение усинскому району

11
Николай Попов

Сегодня в рубрике «Выходное чтиво» замечательное стихотворение Николая Попова, которое он посвятил усинскому району.

Усинск
пасмурно
0.6 ° C
0.6 °
0.6 °
95%
3.9kmh
80%
Ср
-1 °
Чт
-3 °
Пт
3 °
Сб
2 °
Вс
2 °