Жертвы… «крокодила»

0
2

Десять лет назад несколько усинцев нашли в Интернете рецепт наркотика кустарного приготовления, который по силе воздействия превосходит морфин. Спустя год-два хождение «крокодила» (так ещё называют дезоморфин) не только в Усинске, но уже и в других городах нашей республики приобрело такой размах, что в обиход наркополицейских прочно вошло слово «эпидемия».Первым шагом, на который решились местные власти Усинска, видя, сколько молодых людей в возрасте 20-30 лет попадает в зависимость, стал запрет на свободную продажу йода и лекарственных препаратов, содержащих кодеин (опиат) или его соли – основные ингредиенты «дезоморфинового блюда».
Однако проблемы это не решило: антисептик и таблетки целыми партиями везли из того же Кирова, где лекарства были в свободной продаже, и нелегально распространяли в нашем городе. В Усинске появилось несколько хорошо известных в узких (но постоянно пополняющихся) кругах «точек», где можно было в любое время суток купить обезболивающее с кодеиновой добавкой.
Всё это уже стало историей. Но, увы – историей с продолжением: на больничных койках УЦРБ то и дело появлялись новые жертвы «крокодила» с такими патологиями, что даже врачи ужасались. Некоторые случаи, по сути, были «подарком для учёных», так как, по словам бывшего главврача УЦРБ Веры Тевелёвой, в лечебной практике доселе не встречались, да и в научной литературе ещё не описаны. Молодые люди, которым, как говорится, ещё жить бы да жить, буквально «сгорали», их вены, сосуды, внутренние органы были поражены до такой степени, что переставали функционировать.
Противостоять этой эпидемии оказалось очень проблематично – у наркополицейских не было законодательной основы для того, чтобы привлекать нелегальных распространителей кодеиносодержащих таблеток и йода к уголовной ответственности. Решения вопроса с повсеместным введением рецептурного отпуска лекарственных препаратов, содержащих кодеин, ждали, как манны небесной, и не только в Усинске – «дезоморфиновая чума» давно перестала быть «достоянием» лишь нашей республики.
На всех уровнях, во всех ведомствах хорошо понимали, что мало ввести запрет на свободную продажу в одном отдельно взятом городе – закрыть его, превратив в подобие «карантинной зоны», невозможно, запретить людям въезжать-выезжать – тоже. Соответственно, наглухо перекрыть все возможные каналы поставки невозможно. Выход – вывести кодеиносодержащие препараты из свободного обращения вовсе и везде – напрашивался сам собой.
И наконец Правительством РФ было принято долгожданное решение: первого июня нынешнего года вступило в силу постановление, согласно которому такие лекарства приравнены к наркотическим веществам и их безрецептурный отпуск запрещён на территории всей страны. Табу наложено пока только на 29 препаратов, среди которых весьма популярные анальгетики, противокашлевые и жаропонижающие средства – «Пенталгин-Н» и «Пенталгин-Плюс», «Солпадеин», «Нурофен-Плюс», «Каффетин», «Седальгин-Нео», «Коделак» (сироп и таблетки), «Терпинкод», «Панадеин», «Кокодамол», «Седал-М», «Квинталгин» и другие.
Усинцам, казалось бы, к этому не привыкать – в городских аптеках вот уже больше пяти лет лекарств, содержащих кодеин, в свободной продаже нет. Поэтому жители «нефтяной столицы», страдающие мигренями, хроническим бронхитом или подверженные частым простудным заболеваниям, либо шли за рецептом к врачу, либо запасались необходимыми лекарствами в других городах России.
Теперь, как нетрудно предположить, многие будут делать то же, бывая в странах ближнего зарубежья. Например – в Украине или Белоруссии. Однако такой «шопинг на выезде» не всегда возможен. Поэтому в июне-июле усинцы, нуждающиеся в лекарствах, опасались, что теперь им ежемесячно придётся проводить по много часов в очередях за рецептом.
Но, как рассказали врачи, у большинства «опальных» препаратов есть несколько десятков аналогов без кодеина, а на те, которым замены нет, выдаётся многоразовый рецепт – надо больному принимать лекарство в течение полугода – на полгода ему рецепт и выдадут, так что перед покупкой каждой упаковки заново бежать в поликлинику не придётся.
Кстати, с первого июня рецепт на кодеиносодержащие лекарства оформляется на бланке строгой отчётности с красной полосой. После «отоваривания» он у покупателя изымается (если речь не идёт о многоразовом) и хранится в аптеке в течение трёх лет.
Все моменты, связанные с реализацией «антикодеинового» постановления, разъясняются пациентам терапевтами городской поликлиники на личных приёмах, однако работа эта только началась и у людей, что неудивительно, возникает немало вопросов.
Как разъясняют специалисты, монокомпонентные «Анальгин» и «Парацетамол» практически не уступают препаратам «Пенталгин-Плюс» и «Нурофен-Плюс». Бытующее мнение о том, что «простые аналоги» недостаточно эффективны, неверно, просто фармпроизводителям трудно смириться со снижением объёмов продаж и прибыли с кодеиносодержащих препаратов. Обычным же пациентам в большинстве случаев без разницы – с опиатом лекарство или без, главное, чтобы действовало.
Накануне введения запрета ВЦИОМ провёл исследование, согласно которому почти 50 процентов населения идею перевода в рецептурный отпуск «Коделака» и иже с ним не поддержали.
Опрос, недавно проведённый нами в Усинске, показал иную картину. Конечно, 40 человек – не та репрезентативная группа, которая может дать представление о реальном положении вещей. Однако то, что ни среди пенсионеров, ни среди представителей взрослого работающего населения и молодёжи противников радикальной меры не нашлось, говорит о многом.
Правда, немало респондентов высказывали сомнения относительно контроля над исполнением постановления.
«У нас принято много хороших по своей сути законов, однако работают они слабо, потому что нет надлежащего надзора за их реализацией», – утверждали одни. «Вот если в каждой аптеке установить видеокамеры и регулярно проводить ревизию с привлечением наркоконтроля и сверять, соответствует ли количество рецептов с красной полосой числу проданных упаковок лекарств – был бы толк», – предлагали другие.
Были и те, кто сомневается в действенности меры: «Практика показывает, что запреты ни к чему хорошему не приводят, не удивлюсь, если в ближайшее время оживится «чёрный рынок». Знаю две стабильно действующих «точки», где до сих пор идёт бойкая торговля. Что получилось: о введении запрета начали говорить примерно за год, те, кто решил на этом «навариться», запаслись лекарствами, которые сейчас нелегально продают по десятикратной цене. Да и бизнесмены-аптекари, если за их работой не будет контроля со стороны прокуратуры и общественности, на этом тоже нагреют руки».
Думается, запрет на безрецептурный отпуск кодеиносодержащих препаратов – только первый шаг. Ведь хорошо известно, причём не только специалистам, что среди лекарственных средств есть немало таких, которые даже без содержания кодеина весьма популярны у наркоманов. В их числе – некоторые глазные капли, которые, кстати, по цене на порядок дешевле «Пенталгина», а одного небольшого пузырька хватает на приготовление нескольких «доз».
Пока же кустари «мудрят» над изобретением новой «дури», профильные ведомства изобретают очередные барьеры для распространения наркотиков, а государство принимает меры по ограничению «сомнительных» лекарственных средств. И без помощи общественности в этом противодействии не обойтись.
Кстати, об участии населения в предотвращении и пресечении нелегального распространения кодеиносодержащих препаратов, наркотических и психотропных веществ постоянно говорят и сотрудники городского отдела наркоконтроля. Ведь одним своим звонком в Усинский межрайонный отдел Управления ФСКН России по РК они могут помочь пресечь незаконную деятельность «торговцев смертью» и тем самым уберечь кого-то от непоправимой беды.

Печать