В перечне особо значимых, или Как в «ЛУКОЙЛ-Коми» разрабатывают перспективные месторождения

0
5

В нашем богатом черным золотом районе первейшей задачей геологов всегда был поиск новых нефтегазовых месторождений и их оценка. Столь же важной практической задачей геологии было и остается обеспечение строительных работ. Каждая поисково-разведочная скважина, контроль за бурением которой осуществляют специалисты группы геологического сопровождения строительства скважин ООО «ЛУКОЙЛ-Коми», – это очередная новая книга в тайны неизведанных недр, которые предстоит аккуратно открыть, как малахитовую шкатулку с драгоценностями.

На протяжении нескольких лет нефтяники Общества занимаются разработкой высокоперспективной Денисовской и Южно-Хорейверской впадин, имеющих залежи с большими запасами нефти и газа. О результатах работы в данном направлении нам рассказал руководитель группы Артур Абрамов.

ПО ДЕНИСОВСКОЙ ВПАДИНЕ

Только приступили к разговору, а Абрамову уже звонят с буровой на Восточно-Ламбейшорское месторождение и сообщают, что подняли керн из продуктивных девонских отложений. Артур Аликович сразу засыпал полевого геолога вопросами: «Признаки нефтенасыщения есть? А запах, запах какой?– сероводород? Соленый или не соленый?» и т.д. Так на Восточно-Ламбейшорской скважине №4 буровая бригада прошла отметку 3700 метров. Здесь уже пробурены и эксплуатируются фонтанным методом две скважины, а также запланировано бурение двух горизонтальных и одной наклонно-направленной с куста №4.

– Первым среди структур Денисовской впадины было введено в опытную эксплуатацию Баяндыское месторождение, – рассказал Артур Аликович. – Плановые показатели выполняются, в работе 14 скважин. На данный момент ведется бурение пилотного ствола для доразведки западного участка структуры с последующим строительством субгоризонтальной скважины № 27ГС. В пилотном стволе предусмотрен полный комплекс геолого-геофизических исследований: отбор керна, испытания, расширенный ГС, по результатам которых будут уточнены запасы и актуализирована геологическая модель залежи. А также мы получим дополнительное представление о данном участке, и сможем запроектировать прохождение горизонтального ствола по коллекторам с высокими ФЭС.

ПЕРВАЯ НЕФТЬ

Южно-Хорейверский лицензионный участок недр расположен восточнее Усинского месторождения. Здесь первый промышленный приток нефти был получен на Мичаельской площади. Исследования скважины глубиной 3500 метров показали сложное геологическое строение резервуара, требующее серьезного подхода к освоению природных ресурсов. Ввиду отсутствия обустроенной инфраструктуры месторождения (нет дорог, электричества, нефтепровода), скважина до появления зимника находится в консервации.

– Также на «Южном Хорейвере» в этом году начата бурением следующая поисковая скважина на Среднемичаельской площади, – говорит А.Абрамов. – Уже подходим к отложениям серпуховского яруса. Далее, традиционный отбор керна, испытания и проведение комплекса ГИС и вертикальное сейсмопрофилирование. По результатам всех исследований будет осуществлен оперативный подсчет запасов. Если скважина даст промышленный приток нефти, необходимо разработать очередной проект пробной эксплуатации, без которого добыча нефти запрещена Законом об охране недр.

Как и Денисовская впадина, так и ее южный сосед «Хорейвер» разбит на несколько структур, которые также стоят в очереди на разведку в ближайших планах Общества. В 2015 году планируется бурение первой поисковой скважины на Северо-Ярокутской структуре.

СЮРПРИЗЫ ОТ ПРИРОДЫ

Лето для Управления по бурению и геологического отдела Общества – период горячий: по офису музыкальным перезвоном разносятся мелодии перегруженных телефонов и распространяется запах крепкого кофе, на который специалистам удается выделить редкие минуты. Но, несмотря на загруженность, А. Абрамов нашел время для встречи со мной в конце рабочего дня.

Я давно заметил: когда приходишь в кабинет к этому удивительному трудоголику, видишь куски керна и шлама на столе, пробы нефти в углу, затертую каротажную диаграмму, для многих которая – сродни непереводимым китайским иероглифам, то всякий раз ощущаешь легкое чувство зависти. Вот и в этот раз посмотрел на геолого-технические наряды на бурение скважин, развешанные на стене, и подумал: «Эх, в геологи, что ли пойти, пусть меня научат»…

Обязанности специалистов группы геологического сопровождения строительства скважин прописаны в самом названии этого небольшого коллектива. Это полный контроль процесса – от первого колышка на месте будущей буровой до пуска скважины в эксплуатацию. На стене у А. Абрамова висит перечень «особо значимых» поисково-разведочных скважин, контроль за строительством которых осуществляется с помощью УМБ (удаленный мониторинг бурения). В «ЛУКОЙЛ-Коми» работает центр сопровождения бурения, технологи которого на своих мониторах могут видеть весь непрерывный процесс строительства скважины в режиме реального времени: какое долото используется и при каких нагрузках, каковы текущий забой и газопоказания, объемы промывочных жидкостей и прочее. Более того, всю эту текущую ситуацию видят на экранах своих компьютеров и специалисты в центральном офисе «ЛУКОЙЛа» в Москве. Такой автоматизированный контроль существует третий год и уже значительно облегчил работу геологам и технологам, занятых в процессе строительства скважин.

– В нашей профессии всегда происходит что-то новое, наверное, поэтому я и пошел в свое время учиться на геолога, – говорит Артур Абрамов. – Каждая новая скважина редко повторяет предыдущую, даже на самых старых месторождениях. Новый пробуренный ствол часто перестраивает залежь полностью, таким образом, выполняется актуализация месторождения. Можно пробурить скважину между двумя уже дающими нефть, и она окажется пустой. Поэтому всегда интересно заглядывать в недра и узнавать, какие сюрпризы нам приготовила природа и на этот раз.

Печать