Смешались в кучу люди…

0
3

Как наш ухтинский собкор нечаянно «убила врага».
Молодые специалисты ухтинских подразделений «ЛУКОЙЛа» вновь собрались вместе на полях пейнтбольных сражений. Подобные мероприятия в Ухте уже давно стали хорошей традицией и пользуются большой популярностью. А все потому, что это отличный повод собраться вместе, пообщаться и зарядиться порцией здорового адреналина на предстоящую рабочую неделю.

Стать участником игры автору этих заметок удалось случайно: по условиям в каждой команде обязательно должна была быть девушка, а у представителей Яреги ее в этот день как раз и не оказалось. В общем, я решила ярегчан поддержать. К тому же, признаюсь, сыграть в пейнтбол было моей давней мечтой.

В РАЙОНЕ №9

Как сообщил перед началом лидер Совета молодых специалистов «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка» Кирилл Зборовский, в этом году игра впервые проводится на специальном полигоне пейнтбольного клуба «Картечь». Среди своих эта территория называется «Район №9» (владельцев клуба вдохновил когда-то одноименный фантастический боевик режиссера Ника Бломкампа и продюсера Питера Джексона).

…Место предстоящего сражения представляло собой слегка заросший пустырь с полуразваленными зданиями, искусственно созданными укрытиями из старых колес, разбитых автомобилей и деревянных пирамид.

Организаторы собрали нас недалеко от «поля боя» и провели краткий инструктаж, который, по сути, сводился к тому, чего делать нельзя. Например, запрещено затирать «раны» (краска, заполняющая шарики, которыми стреляет маркер, – на водной основе и легко чистится обычной ветошью); уходить из определенного круга боевых действий (то есть занимать позиции в близлежащем разрушенном здании или стрелять из кустов); а также спорить с судьей (нарушителю за это грозила дисквалификация) и т.д.

Тактику боя каждая команда выбирала свою. Впрочем, как мне показалось, никакой тактики ни у кого не было, хотя «на берегу» мужчины активно обсуждали, кто кого прикрывает, с каких флангов заходит и выполняет отвлекающую функцию. В реальности все было совсем по-другому: как только судья давал звуковой сигнал к началу игры, все смешивалось под шквалом красочного «огня» и переставало быть различимым. Совсем, как в сражении при Бородино, которую когда-то описал Лермонтов: «Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий слились в протяжный вой…»

Я отчетливо слышала, как мужчины, надрывая голосовые связки, вопили друг другу: «Закрывай справа!» Но я также была уверена, что никто в это время не понимал, кто к кому обращается.

А потом все затихло, почти так же неожиданно, как началось. Это означало одно: либо вышло время игры (на один раунд давалось пять минут), либо команда-победитель перестреляла всех своих противников досрочно. «Выжившие», обливаясь потом, снимали защитные маски, жадно глотали свежий воздух и начинали считать «убитых».

…И ЗАХОТЕЛОСЬ РАСПЛАКАТЬСЯ

В моем первом сражении я осталась жива. Скорее всего, потому, что тихонечко сидела за развалинами и стреляла только в того, кого вижу. Ни о каких активных вылазках на поле противника я даже не помышляла. Стрелять, слава Богу, приходилось нечасто: сильные мужчины моего подразделения справлялись с «врагами» гораздо быстрее, чем я успевала прочитать молитвы и понять, что вообще происходит.

Второй бой закончился моей «смертью», кажется, уже на первой минуте. Я не знаю, каким образом этот парень оказался так близко к ограждениям, но «поливал» он отчаянно. Я честно пыталась отстреливаться, абсолютно не различая мишени. При попытке же сменить позицию на более выгодную сначала получила ранение в бедро, а потом – касательное в голову.

«Истекая кровью», я осторожно начала выходить из укрытия с приподнятыми руками. Судья поздно закричал: «Подними руки выше!» Сидевший в укрытии противник засадил еще один шарик в локоть правой руки, отчего стало нестерпимо больно и захотелось расплакаться.

После «смерти» появилось непреодолимое желание стать медсестрой и ухаживать за ранеными в глубоком тылу. Однако неотвратимо надвигающаяся победа нашей команды, а также строгие правила, заявленные в начале сражений, не позволили мне оставить своих ребят. Превозмогая усталость, мы провели еще три игры, в одной из которых я нечаянно «убила врага».

Физически изможденные, с кровоподтеками на теле, но в прекрасном настроении мы поздним вечером закончили «войну».

Завершилась она победой нашей команды из НШУ «Яреганефть», второе место взяли ребята из проектного института «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг», третье – организаторы игр, команда ООО «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка».

…Разъезжаясь по домам, почти каждый второй говорил устроителям спасибо и изъявлял желание вновь встретиться на полях сражений. Много теплых слов было сказано также в адрес профсоюзных комитетов предприятий, решавших финансовую сторону вопроса.

Печать

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here