Дом разрушается, жильцы бьют тревогу, чиновники отписываются

0
4

На этой неделе министр труда, занятости и социальной защиты республики Илья Семяшкин отрапортовал руководству региона о том, что в Коми выполнены обязательства по ремонту более шестисот домов фронтовикам, труженикам тыла и другим категориям граждан.

Пока чиновник докладывал об успехах по улучшению жилищных условий ветеранам, в усинском поселке Парма в одном из бараков, построенных еще в 1971 году, провалился пол в общем коридоре. Он «ушел» из-под ног ветерана труда, участника ударной комсомольской стройки. 73-летний мужчина вместе со сгнившим куском доски провалился прямо в яму с водой, которая стоит под полом.

Усинск и Усинск-II

В далеком 1964 году на берегу Усы в местечке Болбан-Бож (ныне Парма) высадился первый отряд нефтегазоразведчиков, которые обустроились в четырех вагончиках-балках. Через семь лет поселок получил имя – Усинск.

Председателем поселкового Совета была избрана Алла Босова — мама Усинска – так ее звали старожилы города нефтяников. Она потом еще 15 лет руководила поселком. Интересно, что нынешний город Усинск появился в нескольких километрах от поселка с одноименным названием. В 1978 году старый Усинск переименовали в Парму.

В советские времена в поселке с развитой инфраструктурой насчитывалось более 12 тысяч жителей (сейчас живут около тысячи человек). Именно тогда здесь появилось множество времянок для рабочих ударной комсомольской стройки – сдвоенные балки, получившие прозвище «пармские коттеджи».

Сегодня на улице Таежная еще остались примкнувшие к друг другу три покосившихся «бамовских» барака, в которых живут те самые «покорители севера», участники большой комсомольской стройки. Эти щитовые хибары с «ходячим» фундаментом, с полусгнившими балками и накренившимся полом выглядят удручающе. Еще немножко – и обветшалый дом может заживо похоронить под собой своих обитателей.

Супруги Надежда и Анатолий Цымбал на север приехали по комсомольской путевке в 1977 году. Они получили жилье в бараке на Таежной улице почти 30 лет назад. В аварийном доме сегодня проживает уже четвертое поколение четы Цымбал – полтора месяца назад родилась правнучка.

Жить становится опасно

– Куда мы только не обращались за помощью! – говорит дочь четы Цымбал Елена Зуева. – Но нас будто никто не слышит. Из администрации главы республики ответили: мол, дом не признан аварийным, поэтому жильцы не попадают под расселение. А когда коммунальщиков просим ремонтировать, они лишь разводят руками – дом аварийный, поэтому средства на ремонтные работы не предусмотрены. Между тем межведомственная комиссия давно вынесла вердикт: дом изношен больше чем на 70 процентов, он не пригоден для проживания. Из благ цивилизации в этой лачуге лишь централизованное отопление и холодная вода. Однако даже за такой «минимум» приходится платить приличные суммы, квартплата за 37 квадратных метров составляет более четырех тысяч рублей.

– Соседние дома, которые были построены в начале 90-х годов из готовых блоков, были куда лучше по техническому состоянию, но их давно уже снесли, – продолжает Елена. – А вот бараки №№ 8, 10 и 12 будто на память оставили. Власти убеждают: мол, в этих бараках доживают век лишь пожилые да лица, ведущие асоциальный образ жизни. Но мой старший сын Артем, проживающий со своей семьей в этой лачуге, с 14 лет имеет записи в трудовой книжке. После учебы в техникуме и службы в армии он работает и заочно учится в Ухтинском университете.

Дурацкие вопросы?

Корреспондент «Трибуны» обратился за комментарием к главе поселения городского типа «Парма» Александру Коновалову. «На дурацкие вопросы отвечать не намерен!» – раздраженно пробурчал он в трубку и бросил ее.

Руководитель управляющей компании ООО «Жилкомхоз» Дмитрий Попов отметил, что предприятие в Парме обслуживает в основном ветхий фонд. В доме

№ 10 на Таежной из 10 квартир одна приватизирована, в остальных люди живут по договору социального найма. Причем не все исправно платят за коммуналку, имеются долги.

Впрочем, в конце разговора с журналистом Д. Попов заверил, что «проявит заботу» о пострадавших жильцах и отремонтирует провалившийся пол. И надо отметить, сдержал слово — жильцы сообщили нам — пока готовился этот материал, пол в тамбуре коммунальщики покрыли новыми досками и даже подключили отопление. Увы, саму проблему пармских бараков досками не зашьешь.

(с) Наталья Колодинова (газета «Трибуна»)

Печать