Бывшего главу Коми обвинили в получении взятки

0
6

Председатель коллегии адвокатов: «Строить благоприятные прогнозы в отношении Вячеслава Гайзера не приходится».

Как сообщает Комиинформ со ссылкой на «Коммерсантъ FM», экс-главе Коми Вячеславу Гайзеру предъявили новое обвинение, на этот раз — в получении взятки. Ранее он обвинялся в организации преступного сообщества и мошенничестве. По версии следствия, Гайзер и его сообщники похищали госактивы. Работали они как в Коми, так и в других регионах России, а также за границей. Ущерб от их действий оценивается более чем в 1 млрд руб.

Председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Марата Кашина.

— Что меняется теперь в судьбе Вячеслава Гайзера? Обвинения в организации преступного сообщества и в мошенничестве тоже были очень серьезные, теперь еще и взяточничество. Там другой срок?

— Я бы не сказал, что дело обстоит так. Поскольку 210-ая статья — это «Организация преступного сообщества», где он, кстати, фигурировал в качестве организатора, является особо тяжкой статьей, и по этой статье можно получить срок вплоть до пожизненного. С учетом того, что 210-ая может остаться, существенных изменений по взятке, добавляющейся к этому, скорее всего, не будет, или это не сильно усугубляет его положение.

Хотя сама по себе 290-ая, в ее крайних редакциях, которые с учетом той суммы, которую вы озвучили, скорее всего, будет ему предъявлена, это от 8 до 15 лет. Плюс есть такие санкции, как кратные штрафы, без выплаты которых невозможно рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Я что хочу сказать этим? Целый букет статей, возможно, какие-то из них в конце могут, как это принято на профессиональном сленге говорить, отвалиться. Но если останется 210-ая и 159-ая, по четвертой части которой до десяти лет можно получить, остается только посочувствовать господину Гайзеру.

— Видимо, главный вывод, который можно сделать, что следствие активно работает, и появляется новая информация.

— Да, вы абсолютно правы, это многоэпизодное, сложное дело, составы, которые меняются, тяжкие и особо тяжкие. Поэтому строить сегодня какие-то благоприятные прогнозы, к сожалению, не приходится. К сожалению для господина Гайзера, непрофессионально было бы с моей точки зрения, но следствие работает, и 210-ая, где он фигурирует с точки зрения организатора, ничего хорошего ему не сулит.

— Появилась информация, что дети Гайзера могут быть вызваны на допрос следователем. Об этом заявил адвокат Гайзера. Как вы думаете, для чего?

— Мне сложно комментировать действия адвоката. Но, видимо, для объяснения неких обстоятельств, которые имеют существенное значение для расследования дела, для установления фактов, которые могут повлиять на квалификацию дела с точки зрения защиты и в конечном итоге на судьбу обвиняемого.

— Как вы думаете, могут ли появиться новые эпизоды, связанные не только с самим Гайзером, но и с некой преступной группировкой, с которой он мог быть связан, я имею в виду, что Гайзер наверняка активно сотрудничает со следствием, и новые фигуранты появляются, как мы знаем.

— Я, кстати, слышал мнение адвоката по этому поводу и не буду комментировать наши переговоры, они довольно конфиденциальные, но адвокат утверждает, что ни о каком сотрудничестве, во всяком случае, несколько дней назад, речи не было, что это работа следствия.

— То есть все, что связано с ситуацией в Коми, не связано с данными, которые, может быть, у Вячеслава Гайзера получены в результате работы со следствием?

— Я думаю, что преждевременно об этом говорить, поскольку мы не видели протоколов его допроса, не видели обвинения, которое предъявляют, я больше скажу, что обвинение другим фигурантам может предъявляться, в том числе, со ссылкой на показания, а в показаниях Гайзера может не содержаться никакой изобличающей информации. Очень часто следствие использует такие способы, имеет свое мнение по этому поводу, отличающееся от мнения обвиняемых, привлекает новых подозреваемых. Таким образом и в их рядах сеет панику.

— Адвокат Гайзера действительно заявляет, что его подзащитный не имеет никакого отношения ни к указанным делам — ни как обвиняемый, ни как свидетель. Также он отвергает информацию о том, что его подзащитный заключил какую-то сделку со следствием. Как вы думаете, такая тактика принесет свои плоды?

— У Гайзера очень грамотные адвокаты, я это могу со всей ответственностью заявить. И если они не избрали тактику сотрудничества со следствием, чтобы избежать такой тяжкой статьи, как 210-я – «Организация преступного сообщества», — уйти от возможности получить пожизненное обвинение, значит, у них есть какие-то основания, аргументы и факты, козыри, используя которые они могут в какой-то части хотя бы доказать невиновность Гайзера.

Есть второй вариант, второй момент очень важный в этой ситуации — это мнение самого подзащитного. Адвокаты могут разрабатывать стратегию и тактику защиты только исходя из мнения и желания самого обвиняемого, в первую очередь, защищая его интересы. Иногда мы даже вопреки мнению обвиняемых пытаемся доказать, что эту ситуацию нужно таким образом трактовать, не стоит сдаваться преждевременно. Поэтому если они бьются за него, то честь им и хвала за это.

Печать