Александр Соловьянов: «Источником сероводорода может быть не только скважина»

0
1

В Усинске 11-12 мая работала группа экспертов с целью оценки последствий возгорания на месторождении имени Андрея Алабушина. Представляем вашему вниманию интервью с заместителем директора Всероссийского научно-исследовательского института охраны окружающей среды ФГБУ «ВНИИ «Экология». фото: Александр Кавиев

— Оцените последствия аварии для окружающей местности.

— Я сюда был приглашен Фондом дикой природы как специалист, который может провести оценку воздействия хозяйственной деятельности ЛУКОЙЛа и, естественно, последствий аварии, которая произошла на скважине. Ближайший населенный пункт находится на расстоянии 8 км. С моей точки зрения, особых серьезных последствий для населения быть не должно. Достаточно далеко. К тому же этот выброс загрязняющих веществ размазывается в атмосферном воздухе, разбавляется, поэтому направленного движения в сторону населенных пунктов нет. Сменяется роза ветров и эти загрязняющие вещества достаточно интенсивно растворяются в атмосферном воздухе.

В любом случае, конечно, в окружении бывшей скважины, которая горела, стоит провести анализ загрязнения почвы, биоты, поверхностных водоемов. Такого рода предложения мы дали ЛУКОЙЛу, они, в принципе, не возражают против проведения такого рода замеров и исследований. Это будет не бесполезно. Тем более, что если там обнаружатся какие-то превышения по загрязняющим веществам. А это может быть, например, сажа, которая образуется при горении при недостатке кислорода, либо сульфаты, диоксид серы. Но я думаю, что в тех условиях, которые сейчас есть, этот негативный след в течение двух-трех лет исчезнет.

— Во время ликвидации пожара на месторождении некоторые местные жители жаловались на запах сероводорода и другие запахи. Как вы считаете, может ли авария на месторождении быть причиной этих запахов?

— Во-первых, источником сероводорода может быть не только скважина. Достаточно много природных процессов, которые приводят к выбросам сероводорода. К примеру, есть известный термин «тухлая вода». Там, где в отсутствии кислорода и воздуха, в анаэробных условиях, поселяются сероводородные бактерии и они просто выделяют сероводород. Поскольку здесь есть болота и такие места, где застаивается вода, то там такого рода образование сероводорода вполне может быть. Кроме того ощущение запаха, это штука достаточно субъективная. Поэтому в нашей стране нет нормативов на запахи. Нормируются выбросы загрязняющих веществ, их концентрация. Поэтому тот запах, который местные жители ощущали, это могут быть во-первых чисто субъективные ощущуения, а может быть был какой-то другой источник. Вот простой пример. Я сейчас выходил с коллегой на улицу, он чувствует какой-то запах, а я не чувствую. Вообще, когда исследуют запахи, используют специальный прибор, ольфактометр, его градуировка, оценка, проходит только с помощью добровольцев. Обычно участвует 6-10 добровольцев, потом происходит усреднение значений. Т.е. оценка запахов и их обнаружение – это вещь очень не простая. И поэтому это мог ощущаться и сероводород, когда хвост от горения был направлен на село. Но это могли быть и другие источники.

— Расскажите о результатах работы экспертной группы.

— Мы подготовим целый комплект предложений и рекомендаций для компании и для местной власти. Среди них предложим им поставить на границе селитебной (жилой) зоны датчик, который будет постоянно функционировать и фиксировать концентрацию опасных веществ в атмосферном воздухе. Компания, в принципе, не возражает, обещали подумать, как это лучше всего сделать. Плюс – привлечь независимых экспертов, которые точно бы убедили население, что здесь нет никакого подвоха, что там действительно правильно стоят датчики и правильно проходят измерения. Т.е. компания – самое главное – готова сотрудничать и с населением, и с природоохранными структурами, и с общественностью. Они открыты для этого контакта.

***

Соловьянов Александр Александрович – Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института охраны окружающей среды ФГБУ «ВНИИ «Экология». Курирует деятельность научно-методических центров «Экоэкспертиза» и «Технология». Одновременно продолжает заниматься общественно-экологической деятельностью, являясь заместителем председателя Комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, председателем секции государственной политики и регулирования в области гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды Научно-технического совета Минприроды России, членом Общественного совета Росгидромета, Общественного совета Росприроднадзора. Доктор химических наук, профессор, профессор ЮНЕСКО, академик Российской академии естественных наук, академик Международной академии наук информационных процессов и технологий, академик Международной академии «Экологическая реконструкция», академик Академии проблем качества (президент отделения топливно-энергетического комплекса), академик Общественной академии энергожурналистики (ученый секретарь академии).

(с) Алексей Федоров, «Усинск.Онлайн»

Печать