Почему в Коми провалили программу по переселению из ветхого и аварийного жилья?

0
45
????????????????????????????????????

Вступая в октябре 2015 года в должность врио главы Коми, Сергей Гапликов в число приоритетных задач поставил выполнение программы переселения из ветхого и аварийного жилья. 1 сентября нынешнего года истекает срок действия программы. Но, как сообщил прокурор республики Сергей Бажутов, на конец июля ее фактическое исполнение составило 73,3%. Понятно, что за оставшееся время наверстать упущенное невозможно. Так что же помешало губернатору выполнить свое главное обещание?

«Потолок ледяной, дверь скрипучая…»

Проблема переселения жителей из ветхого и аварийного жилья в Коми была перезревшей еще до начала действия соответствующей программы в 2013 году. Десятки тысяч жителей республики ютились, а многие еще продолжают ютиться в двухэтажных деревяшках, построенных в 40-е-50-е годы прошлого века как некие времянки. Но нет ничего более вечного, чем временное. Каким-то счастливчикам удалось получить приличное жилье, но на их место вселили новых. И они вынуждены выживать в домах с прогнившими ступенями, где стены идут волнами, а зимой и по весне повсюду свисают сосульки, угрожая обрушиться на головы тех, кто проходит мимо.

Но хуже всего внутри. К отсутствию водопровода и канализации все уже привыкли — воду носят из колонки, «удобства» внутри квартир представляют собой обыкновенные отверстия в выгребной яме, откуда запах распространяется по всему дому. Фундаменты прогнили до основания, полы в квартире проваливаются, щели в стенах такие, что их уже невозможно заделать. Поэтому жильцам приходиться усиленно топить печки, чтобы не окоченеть в северные морозы. Печки тоже расползаются, сами жильцы заделывают их как могут глиной, люди живут как под дамокловым мечом. В любой момент в одной из квартир пламя может вырваться и спалить весь дом дотла, что, кстати, случается нередко.

Кадыров, помоги!

В обещания муниципальных властей и правительства Коми по поводу близкого переселения люди мало верили. И частично они оказались правы. На первом этапе программы, которая должна была завершиться в 2014 году, предполагалось переселить 3 630 человек. Но в срок уложились лишь три муниципалитета из 17: Воркута, Сосногорск и Усть-Куломский район. Провалили программу Сыктывкар, Усинск, Ухта, Печора, Койгородский, Корткеросский, Троицко-Печорский, Сысольский, Княжпогостский, Удорский, Прилузский и Усть-Вымский районы. Отставание от графика составляло от двух до четырех месяцев.

Действовавший в то время глава Коми Вячеслав Гайзер посвятил этой проблеме отдельное заседание правительства. На нем министр архитектуры и строительства Коми Валерий Кучерин причину сложившегося положения увидел в низкой исполнительской дисциплине органов местного самоуправления. А муниципальные чиновники во всем винили подрядчиков, взявшихся за возведение домов для переселенцев, а также федеральный закон №44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Именно он, по их мнению, виноват в том, что за дело берутся неумелые застройщики.

Вячеслав Гайзер на эти оправдания отреагировал весьма жестко:

— Может, не закон нехороший, а организационная работа такая, что нужно месяцами заниматься формированием механизмов исполнения этого закона? Коллеги, вы не путаете где телега, а где лошадь?

Между тем муниципалы были не столь уж неправы. Об этом говорит хотя бы пример Троицко-Печорского района. У муниципалитета возникли проблемы с фирмой «Альянс-строй» из Чечни, которая взялась возвести девять многоквартирных домов в двух населенных пунктах и не справлялась в установленные сроки. Районным властям вместе с министерством архитектуры и строительства пришлось обратиться за решением проблемы… в правительство Чеченской республики и лично к Рамзану Кадырову. Результат: с Кавказа на подмогу прибыли дополнительно 30 строителей.

Чем пахнет аврал?

Новый глава Коми Сергей Гапликов причину отставания в выполнении программы видел ту же, что и его предшественник Вячеслав Гайзер. Выступая 3 октября 2015 года перед депутатами республиканского парламента, новый губернатор (пока еще в ранге врио) заявил:

— Возникают вопросы: кто виноват и что делать? Основная часть программы была передана на муниципальный уровень. И не все справились с этой задачей… Здесь присутствуют главы муниципальных образований, я их призываю задуматься и принять меры, чтобы в кратчайшие сроки начать работу по исправлению ситуации. Хотел бы предупредить: если произойдет возврат денег из республики, если мы заплатим штрафные санкции, то все, кто допустил халатность, будут наказаны.

А через несколько дней Гапликов отправил заместителя министра архитектуры и строительства региона Николая Сороку на временное проживание в недостроенный дом в Ухте, снабдив его раскладушкой. Журналистам врио главы сообщил, что Сорока будет находиться там до разрешения всех проблемных вопросов, поскольку в настоящий момент первый этап программы практически сорван, второй — под угрозой срыва. А спустя еще два месяца врио губернатора заявил, что отменит Новый год для глав администраций, строителей, подрядчиков и руководителей профильных республиканских ведомств, которые не выполнят плана по программе переселения из аварийного жилья.

Подействовали ли столь неординарные меры на чиновников, сказать трудно. Но программа переселения начала выполняться в авральном режиме, что, разумеется, тут же сказалось на ее качестве, о чем подробно рассказывал «Общественный контроль». В частности, в местечке Пичипашня Сыктывдинского района возвели для переселенцев несколько трехэтажных домов, но «забыли» провести к ним асфальтированную дорогу, построить хотя бы один магазин, аптеку и детский сад.

А на днях переселенцы из города Емва Княжпогостского района отправили жалобу в Народный фронт в Коми, сообщив, что в их домах зафиксировано превышение концентрации формальдегида и аммиака. В пресс-службе ОНФ в Коми корреспонденту ОК-информ сообщили, что проведенный «фронтовиками» мониторинг реализации региональной программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья зафиксировал много жалоб граждан на такие дома. Сигналы поступали из Сыктывкара, Усинска, Жешарта, поселков Елецкий, Приозерный, Щельяюр, Койгородок, Подзь, Кажим.

Еще один пример плохого качества возводимых для переселенцев домов привел прокурор Коми Сергей Бажутов. Администрация села Зеленец Сыктывдинского района в феврале 2016-го выдала разрешение на эксплуатацию одного такого дома. Однако после обильных дождей в августе того же года под его фундаментом произошло вымывание грунта. Причина — невыполнение предусмотренных проектом работ по его укреплению.

Проклятие 44-го закона

Так почему же не удается исполнить качественно и в срок эту очень нужную жителям региона программу по переселению из ветхого и аварийного жилья?

Председатель постоянной комиссии по вопросам ЖКХ Госсовета Коми Татьяна Саладина считает, что изначально неправильно была обозначена сумма средств, выделяемых на эту программу.

Председатель постоянной комиссии по вопросам ЖКХ Госсовета Коми Татьяна Саладина считает, что изначально неправильно была обозначена сумма средств, выделяемых на эту программу.

— Выделялись деньги исходя из цены жилья в чуть более 36 тысяч рублей за кв. метр, — пояснила депутат корреспонденту ОК-информ. — А она не соответствовала ни цене строительства, ни возможности покупки на вторичном рынке. Конечно, муниципалитеты могли добавить собственные деньги, но надо понимать, какие у них нищие бюджеты.

Мэр Сыктывкара Валерий Козлов, как и другие руководители муниципалитетов, винит пресловутый закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

— К глубокому нашему сожалению, 44-й федеральный закон приводит к тому, что выходят на конкурсы организации не с самым большим запасом прочности — ни по оборотным средствам, ни по собственной технике, ни по другим критериям, необходимым для качественного и быстрого строительства, — заявил градоначальник корреспонденту ОК-информ.

По мнению прокурора Бажутова, угроза неисполнения принятых на себя обязательств по расселению аварийного жилья возникла из-за низкой исполнительской дисциплины, безалаберности должностных лиц муниципалитетов и отсутствия четкой стратегии реализации программ у органов власти республики.

Однако не исключено, что исполнение программы в указанные сроки было просто невозможным, учитывая, что на севере и жилье стоит дороже, и толковые подрядчики не выстраиваются в очередь, видя, как в столь обширном регионе дело обстоит с дорогами. Вот только никто из руководителей республики не нашел в себе смелости хотя бы попытаться внести коррективы в эту программу. Хотя, я уверен, жители ветхих и аварийных домов готовы были бы потерпеть несколько лишних месяцев, чтобы получить потом качественное жилье.

(с) Игорь Бобраков, Общественный контроль

Печать