Усинец Вячеслав Плотичкин: «В хоккее надо пахать»

2
430

В интервью «Республике» он рассказал о хоккейной карьере и дальнейших планах, в том числе о возможном переезде в Европу.

В этом году уроженец Коми Вячеслав Плотичкин, играя в составе сборной России, стал не только обладателем первого в истории Кубка мира по хоккею среди студентов, но и самым полезным игроком турнира.Вячеслав родился в Усинске, где и начал заниматься хоккеем. Талантливого парня заметили в девятилетнем возрасте на турнире в Воркуте, куда он вскоре перебрался, чтобы продолжить тренироваться в составе местной команды. Дальше были Санкт-Петербург, Мытищи, Ижевск. Сейчас спортсмен учится и работает в Нижнем Новгороде. В интервью «Республике» он рассказал о хоккейной карьере и дальнейших планах, в том числе о возможном переезде в Европу.

– Мэтр российского хоккея Павел Дацюк в одном из интервью поделился трогательными воспоминаниями из детства, рассказывал о том, как приходил с уличного катка домой и отогревал ноги у батареи. У тебя какие воспоминания остались об Усинске и Воркуте?

– Самые теплые. Больше воспоминаний у меня о Воркуте, потому что из Усинска уехал довольно рано. В Усинске мы тоже тренировались на простом уличном корте. Хоккеем начал заниматься с четвертого класса. Через полгода уехал в Воркуту, где жил с четвертого по девятый класс. Началась самостоятельная жизнь, уже сознательный возраст, первая любовь и так далее. Хорошие воспоминания. На всех турнирах трибуны были переполнены – а арена «Олимп» две тысячи человек вмещает. Всегда буду это помнить, нам по 10-12 лет, а за нас приходило болеть столько людей. Мы дома и СКА обыгрывали, и такие команды, как «Северсталь» из Череповца, их школы уже в то время были с традициями и амбициями. Они даже в сборные по разным возрастам игроков имели возможность отправлять. Ходили на любые турниры, афиши по всему городу висели.

– А как заметили в Усинске и пригласили в воркутинскую команду?

– Александр Александрович Сакерин (первый тренер – авт.) повез нас на турнир в Воркуту. Это был хороший турнир, конечно, по нашим республиканским меркам. Туда приехали команды из Новочебоксарска, Санкт-Петербурга, Салехарда, Ухты и Сосногорска. На тот момент я буквально чуть-чуть занимался. Всегда любил игровые виды спорта, но в хоккей играл только в первом классе, потом забросил и до четвертого класса больше играл в футбол и мини-футбол. Но даже при том, что играл меньше года, приехав в Воркуту, забил двадцать семь голов. Сразу предложили тренироваться там, так как они играли в первенстве России. Родители и первый тренер всячески содействовали мне в этом. Очень благодарен Александру Александровичу. После моего переезда в Воркуту он стал директором бассейна в Усинске и всегда давал абонемент, чтобы я тренировался, приезжая в родной город. Я мог плавать, заниматься в тренажерном зале. На лед всегда разрешал выходить, даже если тренировок не было, вечером включал прожектор и говорил: «Занимайтесь». Это все было бесплатно.
Если глубоко копать, то хоккей ведь дорогой вид спорта. Люди сейчас на индивидуальную тренировку по две тысячи тратят, чтобы покататься с тренером. А я все это получал бесплатно. Работал над собой. Мне помогло в дальнейшем то, что в столь раннем возрасте стал жить самостоятельно. Потом было легко адаптироваться в коллективах. В Воркуте тренировался и играл под началом Валерия Петровича Архипова. Он тоже внес большую лепту в мое становление.

– В Усинске остались твои родители. Как часто удается их навещать?

Родители с младшим братом в Усинске, а старший брат и сестра в Питере. Приезжать получается только заодно с турнирами. Компания «ЛУКОЙЛ-Коми» уже три года устраивает там турнир, в котором участвует наша студенческая команда ННГУ-ФКС (сборная факультета физической культуры и спорта Нижегородского государственного университета имени Лобачевского – авт.). Три года назад мы выиграли. На второй турнир не смог попасть, так как залечивал травму, были сломаны ребра. А в марте этого года снова участвовал в турнире. Его даже транслировали по местным телеканалам в Коми. Мы снова победили.

– А конкуренция серьезная?

– Против нас играла сборная Усинска, которую составляли сотрудники различных нефтяных компаний, сборные Ухты, Нарьян-Мара, впервые на турнир приезжали сыктывкарцы. Конкуренция серьезная, были ведь не только игроки из Коми, но и приглашенные из других регионов для усиления. Многие из них с опытом игры в таких сильных лигах, как ВХЛ (Высшая хоккейная лига). Уровень организации турнира всегда был на удивление хорошим, а к третьему году стал еще лучше. Всегда в раздевалках перед играми кофе, сладости. Трансляции шли, можно было смотреть матчи. И опять же – переполненные трибуны на всех играх, потому что в городе людей хоккеем не балуют. Такие турниры дают импульс для популяризации.

– А драться на улице приходилось?

– Ну, конечно, я же такой – дворовый усинский парень. В Воркуте и Усинске были постоянные разборки между школами и между классами, между дворами.

– Какая самая запоминающаяся драка?

Мне было лет 12. Из Воркуты в конце мая вернулся в Усинск. Во дворе был парнишка, года на два старше меня. Повздорили мы что-то. Для драки один на один мы всегда уходили на песочную поляну. Там по полдвора собиралось, чтобы понаблюдать за исходом драки. Ну, мы подрались, я побил его, стал уходить к ребятам, а он взял кирпич и кинул его в меня. До сих пор об этом напоминает шрам на голове. На льду тоже любил всегда подраться.

– В 14 лет в сезоне-2008/09 из воркутинского «Олимпа-93» ты перешел в санкт-петербургскую команду «СКА-Петергоф». 

– Да, нас звали туда всей пятеркой из «Олимпа». Заметили, потому что мы постоянно играли с ними в первенстве СЗФО. Это в то время была стабильно базовая команда для сборной федерального округа. Команда, которая ездила на финал первенства России, где собираются чемпионы своих округов. Из Коми все разъезжались, потому что у нас ведь нет взрослых команд и детям некуда стремиться у себя в регионе. По моему мнению, нужно хотя бы одну молодежную команду иметь, чтобы дети куда-то стремились, а так приходится уезжать, как нам.

Так получилось, что двое ребят сразу поехали в Нижний Новгород, еще двое в Нижнекамск, и я в итоге один оказался в клубе «СКА-Петергоф». В следующем сезоне уже играл в Нижнем Новгороде за «Торпедо». В Санкт-Петербурге мне не подошел климат. Много болел. Выходил и на игры с температурой. За всю жизнь, наверное, столько не закладывало уши, как там. А когда еще в таком возрасте, психологически переживать это тяжело. Играть-то хотелось, все-таки новый коллектив, новые тренеры, и нужно было себя проявлять. Плюс еще травмировался на первенстве федеральных округов. Наиль Якупов (ныне нападающий санкт-петербургского СКА – авт.), кстати, мне ключицу сломал.

Выпускался из ДЮСШ «Торпедо». В МХЛ (Молодежная хоккейная лига) не взяли, уехал в Мытищи играть в юниорской лиге Москвы, там провел сезон-2010/11. В конце сезона вернулся домой и подумал, что, наверное, уже никуда не поеду. Непонятное состояние было какое-то. Руки, что ли, стали опускаться. Немного форму поддерживал, в бассейн ходил. Съездил на море с родителями, отдохнул. В августе они мне сказали, что раз играть никуда не едешь, то давай-ка учись и работай. Поступил на заочное отделение в Сыктывкаре. В Усинске устроился в «ЛУКОЙЛ» работать. Десять дней поработал, не понравилось, не получал удовольствия. Потом долго болел. Пневмония. Больше месяца пролежал в больнице. Ловил себя на мысли, что без хоккея скучно. Решил, что в Усинск всегда успею вернуться. В больнице много книг прочитал по физподготовке и тренерской работе, по хоккейным методикам.

Потом потихонечку стал готовиться. Примерно два с половиной месяца по три раза в день на льду тренировался. В зал ходил, в бассейн, на велостанке дома занимался. Постоянно над собой работал. Находился словно в режиме бешеных сборов.

– Как ты оказался в ижевской команде «Стальные Ижи»? (Клуб выступал в группе Б первенства МХЛ.)

– Там играл мой друг Никита Блинов, он предложил съездить туда на просмотр. Я спросил у него об уровне лиги, он ответил: «Играть можно». Через два дня после просмотра мне сказали: «Подписывай контракт, проходи медосмотр, будем тебя дозаявлять уже на первые домашние игры через неделю». Дебютировал в играх против пермского «Октана», который на тот момент был в статусе чемпиона. Я тогда два гола забил в своей второй домашней игре. Там братья Ушенины играли, ворота защищал Евгений Аликин (нападающие Вячеслав и Владислав Ушенины и вратарь Евгений Аликин ныне играют в Континентальной хоккейной лиге за хабаровский «Амур» – авт.).
Сыграл домашние игры, съездил на выезд. Был всегда центральным нападающим. А в Ижевске тренер убрал на правый край, сказал, что забивать и создавать моменты могу, но в обороне как центральный не отрабатываю. После этого стал постоянно играть справа в нападении. Но считаю себя универсалом, то есть могу сыграть и слева, и в центре. До конца сезона доиграл 15 игр, набрал 15 очков, в плей-офф мы три игры сыграли, три проиграли, один гол забил тоже, в первой пятерке всегда играл. В общем, сезон-2011/12 был для меня очень успешным.

Следующий сезон уже начал играть в Высшей хоккейной лиге за «Ижсталь». На старте сезона мы проиграли три игры подряд. Надо было увольнять кого-то. Конечно, выбрали самого молодого. Подошел тренер и сказал, что так и так, давай съездишь в «Челны» (команда из Набережных Челнов выступала в МХЛ-Б), потом мы тебя заберем обратно через год. Я обиделся, обратно не захотел возвращаться.

Играя в «Челнах», провел отличный сезон (2012/13), набрал по системе «гол+пас» очков больше, чем игр сыграл. На «Матч звезд» съездил от команды. В следующем сезоне мы уже играли в МХЛ-А, и тоже провел его хорошо.
Если говорить о хороших воспоминаниях, то для меня это поддержка трибун в Набережных Челнах. Там всегда собирались полные трибуны, поддерживали, без разницы, выиграли мы или проиграли. Было приятно играть, биться и стараться, хотя в клубе в том числе и финансовые проблемы имелись. Но как-то себя мотивировал, атмосфера заряжала.

После было много предложений от команд из ВХЛ, и я выбрал самый сложный вариант. До сих пор сам себе не могу ответить на вопрос почему. Хотя звонил тренер Сергей Васильевич Душкин, который меня в Ижевске раскрыл, в край убрал, он в курганском клубе «Зауралье» стал главным. Звал туда играть в ВХЛ. Но я в итоге выбрал альметьевский «Нефтяник». Это одна из самых стабильных и богатых команд ВХЛ, она всегда бьется за чемпионство. Там оттарабанил всю предсезонку, потом приехали молодые парни из казанского «Ак Барса», а меня попросили собрать вещи, и я вернулся в «Челны». Еще полсезона (речь о сезоне-2014/15) там провел, понял, что больше в МХЛ не прогрессирую, уже деградация пошла. Решил увольняться из команды. В начале декабря уехал домой. Весь месяц провел дома. Сам занимался, катался для себя. Мне предлагали вернуться после Нового года, но я уже не хотел. Дима Кулябов, с которым вместе начинали играть в Усинске, в то время основал в Нижнем Новгороде студенческую команду. Позвонил, когда узнал, что я никуда не поехал. Так я стал играть в СХЛ (Студенческая хоккейная лига).

– В СХЛ уровень не ниже, чем в МХЛ?

– Считаю, что даже посильнее. Многие ребята, выбирая между ВХЛ-Б и студенческим чемпионатом, решают играть именно в СХЛ, потому что без связей и знакомых вылезти из ВХЛ-Б практически невозможно. А студенческий чемпионат – это развитие, помимо игровой практики ты получаешь еще и учебу. Во всех командах в России эта учеба бесплатная, как мы в Нижнем Новгороде получали образование, которое стоит 150 тысяч в год. Во многих командах СХЛ уже платят и зарплаты, то есть одни плюсы. Мы жили бесплатно, нас кормили. Лигу планируют развивать по образцу Северной Америки, ее аналог считается третьей по силе после чемпионатов НХЛ и АХЛ. Из этих студенческих лиг там спортсмены как раз и попадают выше, доходят и до НХЛ.

– Сейчас по-прежнему выступаешь в СХЛ?

– Нет, с этого сезона среди студентов уже не выступаю. Только на чемпионате области играю. Были предложения уехать за границу – в Словакию и в Турцию. Я пока в раздумьях. В любом случае мне нужно доучиться. Пока работаю тренером, хожу в бассейн, в общем, форму не теряю. В следующем году, возможно, уеду в Европу.

– А что за предложения? Это что-то связанное с тренерской деятельностью?
Нет, именно играть в хоккей. В Словакии предложили играть во второй лиге, а в Турции пока только одна основная лига.
 
– Каков уровень хоккея в Турции?

– Хоккей там только начинает развиваться. Знакомый парень, который занимается агентской деятельностью, рассказал, что уровень где-то между нашими МХЛ-Б и МХЛ-А. Деньги платят хорошие. Если в рублях, то в месяц где-то тысяч семьдесят-девяносто.

– Ты еще интересную вещь сказал по поводу того, что без связей из МХЛ-Б и ВХЛ-Б не пробиться. Насколько это важно и много ли таких ребят играют в КХЛ, которые через связи туда попали?

– Очень много. Многие ребята играют через связи и знакомства у нас в стране. Это не только касается, как мне кажется, хоккея. Но на хоккее я это прочувствовал, как нигде. Когда был в «альметке», то показывал, наверное, свой лучший хоккей в жизни, был готов на сто процентов. Приехали ребята с агентами, со связями, и их оставили. Потом они провели в сезоне по семь игр, не набрав ни одного очка, но стабильно получая зарплату. То есть система откатов и прочего также действует в хоккее.

– За «Челны» сейчас в нападении играет Булат Кадиров. Это брат нападающей Фанузы Кадировой, которая в Ухте раньше играла. Там была команда «Арктик-Университет», выступала в Женской хоккейной лиге, теперь она переехала в Санкт-Петербург. Следил за новостями?

– Знал, что там Алена Кропачева из Нижнего Новгорода играла, мы с ней дружили еще в детской школе. Особо не слежу за женским хоккеем. Лучше бы в Ухте организовали мужскую команду. Для развития хоккея в Коми, думаю, так было бы лучше. Знаю, что за сборную России играет Екатерина Лихачева, она сейчас в нижегородском клубе «СКИФ». Екатерина родом из Кирово-Чепецка, но как хоккеистка выросла в Воркуте, ее отец там работал тренером. Слежу всегда за ее выступлениями, потому что приятно, что человек тоже из Воркуты.

– К женскому хоккею как относишься?

– Этот вид спорта не для девушек. Так же, как и бокс. Художественная гимнастика или плавание – да, ну или синхронное плавание. Но то, что девушки становятся мощными, большими, с мужским телосложением, это, я считаю, их не красит. Это мое личное мнение. Не скажу, что все такие, но все равно большая масса такими становятся. Я не в обиду говорю, это дело каждого, но свою дочку никогда бы не отдал в хоккей.

Ты стал обладателем первого в истории Кубка мира по хоккею среди студентов в составе сборной России, а также самым полезным игроком турнира (соревнования проходили в январе в Словакии). Как так получилось, что в ходе турнира вы дважды крупно переиграли американцев? (россияне обыграли американцев в круговом турнире со счетом 7:0, а затем в финале – 6:1.) Это они были такие слабые или вы слишком сильные?

– Нет, в принципе хорошая команда у них. Они играли в типичный североамериканский хоккей, то есть бежали, втыкались. Мы играли поумнее, старались играть больше через пас. Ну и плюс реализация моментов нам помогла. По моментам-то игра равная была, но нас вратари выручали, а мы реализовывали моменты. Нас хорошо настраивал на игры тренерский штаб. Кстати, Дмитрий Кулябов работал там в качестве тренера и до сих пор на этом посту в студенческой сборной. В финале мы пропустили гол на первой минуте, но не посыпались, собрались и победили. Да, по итогам турнира меня признали самым полезным игроком. Набрал шесть очков по системе «гол+пас» (три гола, три результативные передачи).

– В КХЛ цвета челябинского «Трактора» защищает воспитанник ухтинской и вoркутинской школ хоккея 35-летний Алексей Петров, а «Динамо» из Москвы тренирует воркутинец Андрей Николишин. Что о них знаешь, может быть, знаком лично?

– Андрей Николишин приезжал на турниры, которые проходили в его честь в Воркуте. Мастер-классы всегда для нас проводил. Мы были в восторге, он на тот момент еще действующим игроком был, только-только из НХЛ вернулся. Это наш кумир в детстве, мы его любили и знали. Тогда не было интернета, да и кабельное не везде. Смотреть и следить за НХЛ было тяжело, но все знали, что есть у нас такой земляк, который провел бешеную карьеру в НХЛ, чемпион мира и продолжает играть в России на хорошем уровне. Из его мастер-классов на всю жизнь запомнил фразу: «Надо пахать». Он объяснял, что хоккеем занимаются миллионы, а заигрывают на высоком уровне сотни, поэтому надо вкалывать. Про Алексея Петрова узнал уже позже – лет в 14. Он на тот момент в СКА играл, не в эпоху больших денег, а когда они еще просто были средней командой. Следил и всегда слежу за теми, кто из Коми.

– Работая тренером, своим воспитанникам, наверное, тоже об этом говоришь?

– Да, конечно. Печально, что сейчас многие тренеры не развиваются. Тренеры старой закалки работают по старым системам. Три года, как мы работаем с детьми, проводим сборы. Сейчас ведь множество инноваций, и из-за того, что их не внедряют у нас, Северная Америка и сильнее, там давно все поменялось. Уровень подготовки совсем другой, уделяют внимание не физнагрузкам, как у нас, а больше тем же статическим упражнениям. Немного в КХЛ это стали перенимать, но не так глобально.

В детском хоккее так это вообще ужас, у детей старые тренеры отбивают желание заниматься этими кроссами бешеными на асфальте, скоростным бегом. Это, считаю, не дает никаких результатов, все надо менять кардинально. У меня сборы были с августа у старших ребят. Мы бегали не кроссы, а просто сорокаминутные пробежки делали всего два раза за полтора месяца. И нормативы с первого августа все улучшили.»

Напомним, что ранее Вячеслав Плотичкин уже давал эксклюзивное интервью редакции Усинск.Онлайн.

Печать

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Очень позитивный и приятный парень))).
    Лично с ним не знакома, но после матча в прошлом году удалось сфотографироваться на память)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here