Выходное чтиво: «Оле Лукойе»

3
220
Николай Попов

В старой башне, около городских часов, жили Оле Лукойе и его жена Марта. Жить возле часового механизма неудобно, там всегда что-то щёлкает и скрежещет, а потом начинается звон.

Но старики Лукойе свыклись с этим шумом и почти не замечали его. Только Марта всегда замирала, когда часы отбивали полночь. И было непонятно замирала ли она от звона, что разносится на всю округу, или от тревоги, что её муж уйдёт сейчас на работу. К этому времени она готовила ему колбочку сладкого молока и чистила два зонтика. Старый Оле выполнял очень важную работу – он разносил детям сны. Над головами послушных детей он раскрывал зонтик с красочными картинками. И те видели добрую сказку и просыпались в хорошем настроении. А над непослушными детьми, плаксами и хулиганами, Оле открывал зонтик без картинок. Неспокоен был их сон. Чёрен и пуст. Старый Оле всегда расстраивался, когда непослушных детей было больше. Ему казалось, что он отбирает у них мечту и веру в чудо. После таких ночей, в уголках его добрых усталых глаз блестели слёзы, когда он возвращался домой в шесть часов утра. Добрая Марта понимала его боль, но почти ничего не могла поделать. Такая у её мужа была работа.

Часы отбили шесть раз и Марте стало тревожно. Она знала, что её муж всегда обязателен и точен. За много лет их совместной жизни он ни разу никуда не опоздал. Но когда услышала поворот замка, успокоилась и достала из печки булочки, налила ароматного кофе. Оле повесил на крючки свои зонтики, и снял вязанные носки. Башмаков он не носил, чтоб ненароком их топотом не разбудить детей, которым он показывал сны.

— Ты сегодня припозднился, Оле, — сказала Марта, выставляя угощение на стол.

— Это наши часы спешат на целых три секунды. — Марта услышала в голосе мужа лёгкую горечь и поняла, что ночь прошла неспокойно.

— Значит скоро придёт часовщик-настройщик, и нам снова надо будет прятать своё жильё, чтобы он ненароком не увидел нас, — сказала Марта и взяла полотенце с кувшином воды.

Оле смыл слёзы горечи со своих глаз, но выражение лица у него осталось задумчивое и печальное. Он присел за стол и уставился на рассветный луч, который перемещался по комнате, следуя за солнцем.

— Что произошло ночью, Оле? – спросила Марта. — Неужели тот же самый мальчишка?

— Сегодня он почти вытащил проволочкой кольцо с витрины. Хорошо продавец вовремя вернулась, хоть и не заметила его манипуляций. Он вовремя остановился. Пришлось бы мне раскрывать над ним свой чёрный зонтик уже в тюрьме.

— Вот ведь негодник! – поддержала мужа Марта.

— И вот ведь какое дело, — продолжил говорить Оле, — раньше я показывал ему только хорошие сны. Я рисовал ему добрые сказки. Я показывал ему только честных людей. С чистыми благородными сердцами и поступками. Он был самым впечатлительным из моих подопечных. Он раскрашивал мои сны в свои краски. Понимаешь, в свои! Так бывает редко! — Оле встал и быстро заходил по комнате. — Он хорошо учится в школе и всегда заступается за слабых. Он помогает старшим. Всегда вежлив и опрятен. Что же произошло с ним? Как ты считаешь, Марта?

— Может что-то случилось в семье? – забеспокоилась Марта.

— Там честная семья! – с жаром ответил Оле. — Небогатая, если не сказать бедная… Но честная! Мама чинит людям одежду, а отец работает плотником на корабельной верфи. А ещё по выходным он подрабатывает грузчиком в порту. Он делает всё, чтоб его сын ни в чём не нуждался. Они за всю свою жизнь ничего не украли, а их сын сначала думал о том, как он украдёт это кольцо, а потом и предпринял попытку его украсть. Горе, представляешь, какое горе и позор упадёт на эту семью, когда он окажется в тюрьме?

— Поешь булочки, Оле, — успокаивая мужа, сказала Марта, — кофе почти остыл. Ты ничего не можешь изменить. Ты рисуешь на душах людей красками снов, и сделал для этого мальчика всё, что было в твоих силах.

— Я хочу делать больше, Марта, — запивая булочку кофе сказал Оле. — О, если бы я мог поговорить с этими детьми. С теми детьми, что грубят, дерутся, плачут и совершают преступления. Я бы им сказал, что ничего в их жизни не произойдёт бесследно. Что, рано или поздно, им выставят счёт за их проделки. Да, такой счёт, который они не смогут оплатить. Это же дети, Марта… Их можно спасти. А затем, когда они вырастут, они не будут плохими людьми, — мечтательно продолжил

разговор старый Лукойе. — Они будут жить и работать. Любить свои семьи и рассказывать своим детям только самые хорошие сказки. В этих сказках не будет злодеев. Потому что злодеев не будет в жизни. В этих сказках будут только чудеса и много-много разных миров. Ты видела эти миры, Марта. Они бесконечны и вечны, как души этих детей. О, если бы я мог поговорить с этим мальчиком – Йенсоном Кристиансоном. Я бы сказал ему, что не смогу показывать ему красочные сны, а от чёрных снов чернеет душа. В ней селятся злоба и зависть. Жадность и трусость оставляют свой отпечаток на лицах людей, которым не приходят цветные сны. Марта, Марта, как бы я хотел поговорить с этим мальчиком.

— Но ты не можешь, Оле. И знаешь почему…

— Знаю, — ответил старый разносчик снов, укладываясь в постель. — Я очень устал. Я буду спать. Как бы я хотел никогда не раскрывать свой чёрный зонт. Он бы запылился, и его бы съела моль…

Оле уснул. Марта убрала со стола и подошла к мужу подправить одеяло.

— Бедный, бедный, Оле, — тихо пробормотала она. — Ты не можешь говорить с детьми. Тебе запретили, — она прислушалась к пробуждающемуся городу, — а мне нет! – с дерзкой улыбкой закончила она.

Положив в корзину кошелёк с монетами, она стала осторожно спускаться по железной винтовой лестнице. Марта была очень мала ростом. Но как только лестница закончилась, Марта огляделась и в один миг стала обычной старой женщиной. Обыкновенного роста, с обыкновенным чепчиком, в обыкновенном фартуке. В таком виде она ходила на рынок за продуктами для своего Оле, но сегодня у неё были совершенно другие дела. Она пошла к ювелирному магазину.

Йенсон Кристиансон стоял и смотрел сквозь прозрачную витрину на своё кольцо. Сегодня он точно решил его украсть. Он даже придумал небольшой расширитель для того, чтоб сделать щель между витринными стёклами немного побольше. И тогда он точно зацепит кольцо и вытащит его. Но на улице сновали люди. Они торопились на работу. И каждый мог схватить Йенсона во время кражи и отдать полицейскому. Поэтому мальчик ждал подходящего момента. Наконец поток людей схлынул, но только Йенсон пустил в ход свой расширитель, на улице появилась старая женщина. Она шла так медленно, что мальчик закусил губу от нетерпения. Поравнявшись с ним, женщина оступилась, и из её корзины выпал тяжёлый кошелёк. Она, не заметив этого, продолжила свой путь.

— Извините! – подобрав кошелёк, — крикнул Йенсон. — Фру, вы обронили…

Он спешно подошёл к старой женщине и протянул ей потерю.

— Спасибо, — сказала она, внимательно всматриваясь в лицо мальчика. — О, да я тебя знаю! Ты Йенсон Кристеансон.

— А откуда вы меня знаете? – растерялся мальчик.

— Я видела, как ты вчера пытался украсть кольцо из ювелирного магазина. И спросила о тебе твоих соседей. Я очень боялась, что он скажут о тебе только плохое, и тогда мне бы пришлось отвести тебя в полицию. Но они говорили о тебе только хорошее. Они говорили о тебе с любовью. Они так любят тебя, Йенсен, что и я полюбила тебя. Поэтому я и решила устроить тебе последнюю проверку. Ты честный мальчик. Ты не оставил кошелёк себе. Зачем же ты стараешься украсть это кольцо? Оно не сделает тебя счастливым, если ты получишь его нечестным путём.

Йенсен стоял опустив голову. По его пунцовым щекам текли слёзы.

— Я не слышу ответа, молодой человек. Я уверена, у тебя есть причина украсть именно это кольцо.

— Оно… Оно… — задыхаясь от стыда и слёз заговорил Йенсон. — Оно очень нравится моей маме. Когда мы гуляем с ней по этой улиц она всегда им любуется. Вот я и решил, во чтоб это ни стало, подарить ей это кольцо. У неё через два месяца день рождения. Я разбил свою копилку, но там было совсем немного денег. И тогда… Тогда я решил…

Он кинулся бежать. Он бежал изо всех сил. Он решил убежать из своего города. Он не смог бы жить там, где хотя бы один человек знает о его позоре. Но пробежав два квартала, Йенсен снова увидел перед собой эту старую женщину. Она стояла и насмешливо смотрела на него. Он растеряно подошёл к ней.

— Нельзя убежать от себя, маленький Йенсен, — заговорила она. — Ты можешь переплыть океаны и пересечь пустыни, но всегда в твоей памяти останутся честные поступки и сильные руки твоего отца. Утренний поцелуй и улыбка твоей мамы. Её руки, исколотые портняжной иглой, будут

защищать тебя в любом уголке этого мира и всех других миров. Ей не нужно этого кольца. Ей не нужно богатство. Она желает тебе только здоровья. Она хочет, чтобы ты вырос, выучился, получил честную профессию, и подарил ей внуков.

Марта смотрела на Йенсона и уже видела, как над ним раскрывается красочный зонт её мужа. Она видела, как этот пока маленький мальчик вырастет сильным и честным человеком. И он всегда будет мечтать. И будет делать добрые дела. Только добрые дела. Потому что те, кто видят в детстве цветные сны, видят их до конца своей жизни в этом мире. Это она знала точно. От своего мужа – Оле Лукойе.

— А теперь возьми мою корзину, маленький Йенсон, и пойдём с тобой на рынок. Когда мой муж просыпается, он любит салат из свежей капусты, кусок жаренной рыбы и кексы с изюмом. Ты со мной теперь будешь два месяца ходить за продуктами. И таскать мою корзину. На то кольцо ты может и не заработаешь, но колечко попроще своей маме купишь. И не забудь напомнить мне про сахар и молоко. Иначе никто из детей сегодня ночью не уснёт. Что-то подсказывает мне, что ты увидишь сегодня необычный сон. Красивый сон. Такой, какой ты никогда не видел. А мой муж придёт с работы с улыбкой.

Печать

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Очень хорошо написано. Спасибо. Добрая сказка. Больше бы таких читали дети.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here