Юрий Ильин: точность, проверенная десятилетиями

2
302

В конце декабря ОАО «Севергеофизика» – ведущее в Тимано-Печоре предприятие по проведению геофизических исследований, отметило очередную годовщину со дня образования.

За более чем двадцатилетнюю историю организации накоплен уникальный опыт геофизических работ в регионе: шутка ли, сегодня на хранении ухтинских геофизиков находятся более 3200 производственных и тематических отчетов, свидетельствующих о результатах геофизических работ, проведенных еще в середине прошлого века. О современных технологиях, используемых предприятием в регионе, мы поговорили с главным инженером Юрием Ильиным.

– Юрий Львович, с чего начиналась деятельность «Севергеофизики» в Республике Коми?

– История берет начало гораздо раньше 1995 года, официальной даты основания предприятия, с 1941 года, когда сюда пришли первые партии исследователей. За 70 лет работы в районах крайнего Севера накоплен богатейший опыт проведения сейсмической съемки. Полевое регистрирующее оборудование, которое мы используем сейчас, отвечает требованиям мировых стандартов и современных систем обработки и интерпретации геофизических данных.

– Кто сегодня является главным заказчиком ваших работ?

– Их более 2-х десятков. Это крупнейшие нефтедобывающие предприятия Тимано-Печоры.

– То есть верным будет тот факт, что организация процесса нефтедобычи невозможна без сейсморазведочных работ?

– Разумеется. Это довольно педантичная работа, связанной с массой подготовительных операций. Все как в мудрой поговорке: «Семь раз отмерь, один отрежь». Так и мы, прежде чем приступить к изысканиям в том или ином районе, проводим тщательные расчеты. Необходимо учесть все факторы: и непростое геологическое строение недр, и экстремальные климатические условия, и влияние на экосистему того района, где предстоит работать. Отмечу, что применяемое нами оборудование и технологии позволяет вести сейсморазведку безопасным для окружающей среды образом.

Например, сейчас одна из партий нашего предприятия ведет работы на Западно-Усинской площади, которая включает акваторию реки Печора, что уже подразумевает применение особых природоохранных технологий.

На самой реке мы осуществляем только импульсную разведку, не влияющую на состояние ихтиофауны. Причем датчики прокладываются прямо по льду Печоры. Также никакие буро-взрывные работы не проводятся и в пределах водоохранной зоны, это 200 метров по обоим берегам реки. А просеки, необходимые для работы оборудования сейсморазведки, не превысят ширины в один метр. Это будут так называемые «профили наблюдения». Профилей возбуждения в этой зоне и вовсе не будет

На землях лесного фонда по проекту была запланирована вырубка 4-х метровых профилей. Мы намеренно приняли решение о сокращении ширины профилей наблюдения: 4-метровые мы проложим на внушительном расстоянии друг от друга – 1,2 км, а между ними, на расстоянии 300 м каждая, будут метровые просеки. А вот профили возбуждения, где закладываются заряды, невозможно сделать меньше 4 метров. Слышал мнение, что из-за этих просек не будет дичи, ягод и грибов. Специалисты в области охраны природы утверждают обратное: через несколько лет дичи на этих участках будет намного больше, чем сейчас. Это связно с тем, что на открытых участках интенсивнее растут ягодные культуры и кустарник, что делает их привлекательными для лесных обитателей. Просеки несут и практическую пользу: ими пользуются специалисты лесного хозяйства, местные жители, они становятся естественной преградой для распространения огня при лесных пожарах.

– Подобные охранительные меры не скажутся на качестве проведенной сейсморазведки?

– Не скажутся. Разумеется, это принесет некоторые трудности нашим специалистам, потому как оборудование придется перевозить на снегоходах, а где-то и вовсе переносить на руках, но так мы сохраним больше деревьев, которые, как известно, намного медленне растут в условиях Севера.

– А если рядом с квадратами изучаемой площади окажется населенный пункт?

– Мы не проводим буро-взрывных работ ближе 300 метров к жилым зонам. Разве что возникнет необходимость расположить в непосредственной близости приборы наблюдения. При этом мы всегда прислушиваемся к мнению населения: если есть возражения по расположению датчиков, прокладываем их там, где они точно не помешают. Например, по действующим улицам и дорогам.

– А что будет с участками по завершению сейсморазведочных работ?

– Согласно существующему законодательству, эта территория должна будет пройти оценку специальной комиссии, состоящей из представителей Лесхоза, администрации муниципалитета, других контролирующих органов. Что касается просек, то особое внимание комиссии уделяется ширине профилей и их соответствию природоохранным нормам.

– Это обычный порядок?

– Конечно, сложившийся за десятилетия. И если раньше отношение к последствиям проведенных работ было более легкомысленным, человек был завоевателем и покорителем северных недр, то теперь заказчик ставит задачу с особой тщательностью вести организацию работ, с учетом минимального влияния на существующую экосистему. И это системный подход, регламентируемый на уровне государства, который и отличает человека рационального, думающего о своем будущем и будущем потомков.

Печать

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Почему он молчит про пойму реки, в районе сейсморазведки на правом берегу р.Уса он от 400, до 1500 метров, а на Печоре реке в районе д.Захарвань — оба берега пойменные, правый — 1650 м, левый — 1000 м и просеки там должны быть не шире 1 м, а буро-взрывные работы ЗАПРЕЩЕНЫ ??????.

  2. Может быть потому что понятия поймы в законодательстве нет, есть только водоохранные зоны, о которых Ильин говорит.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here