Выходное чтиво “Дай же мне сил”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” молодая усинская поэтесса Дарья Филитова.

Дай же мне сил – чтобы небо в горсти держать,

Чтоб от обид и горестей не бежать,

Чтоб от себя самой не скрывать себя,

Чтоб не бояться больше любимой быть.

Дай мне огонь – чтобы мир освещать и греть,

Чтобы о каждом встреченном мной болеть,

Чтоб не терялась я при сияньи дня,

Чтобы о самом важном мне не забыть.

Дай же мне голос – чтоб я говорить могла,

Чтоб моя речь рекой в городах текла,

Чтоб прорасти словами в чужой душе,

Чтобы смогла я душу ту разбудить.

Дай же мне сердце – чтоб было чему рыдать,

Чтобы идти куда-то, кого-то звать,

Чтобы желать невиданных виражей,

Чтобы во что-то верить,

Любить

И жить.

Выходное чтиво: “Маленький магазинчик одежды”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” сыктывкарский автор Дарина Минаева. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу:.

В старом магазинчике было темно и тесно. Давно вышедшие из моды вещи покрылись толстым слоем пыли и сиротливо валялись на стойке ресепшена, на полу, в углах… Рик вошёл в это затхлое помещение и, прикинув сколько работы ему нужно проделать за такой короткий промежуток времени, удручённо опустил голову.

Рик получил этот магазинчик в наследство от дяди, которого видел в первый и в последний раз лет шестнадцать назад, а может, и не видел вовсе, и он искренне не понимал, чем же заслужил к себе такое расположение родственника. Рик был молодым человеком, которому на вид было не больше девятнадцати лет. С тёмными волосами, голубыми, как ночное озеро, глазами, и модными на тот момент бакенбардами, плавно переходящими в бородку. Когда Рик удивлялся, то его густые каштановые брови взлетали вверх, а полные губы слегка приоткрывались, что делало его похожим на маленького мальчика, впервые видевшего оживлённую улицу. Рик был сиротой, и уже с двенадцати лет усиленно работал, чтобы обеспечить себя всем необходимым. И сейчас, когда он получил наследство, и стоял на пороге своей новой жизни, в голове его нарисовался план дальнейшей безбедной жизни.

Молодой владелец магазина принялся за работу. Он без перерывов таскал ящики и вытирал пыль, сметал паутину и убирал вещи в коробки, но тут взгляд его наткнулся на одно платье. Оно было ослепительно белым, несмотря на то, что так долго висело в этой пыли, и переливалось бирюзовым блеском. Рик отложил его в сторону и продолжил уборку, как вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Он поспешно обернулся.

Молодой человек увидел её не сразу. Она стояла в дальнем углу кладовки, и умоляюще смотрела на него.

– Эй! Кто ты? И что здесь делаешь? – крикнул в пустоту Рик.

Молчание. Выждав с минуту Рик двинулся в сторону глаз, неотрывно следящих за ним. Подойдя ближе, он выдохнул с облегчением. На него смотрел манекен. Манекен девушки с кукольным личиком и наивно распахнутыми синими глазами. Волосы её, вопреки ожиданию юноши, лежали не спутанной гривой, а ниспадали светлым водопадом к плечам. Пластмассовые руки были распахнуты так, что, казалось, девушка приглашает к себе в объятия. Опустив глаза от белоснежной шеи ниже, Рик порядком смутился, увидев неприкрытую наготу манекена, но тут же одернул себя, понимая насколько это глупо. Тут в голову молодого человека пришла идея. Сбегав за платьем, которое он нашёл несколько минут назад, он надел его на манекен.

– Ты прекрасна. Я назову тебя Бэлла, – улыбнулся Рик, и ему показалось, что уголки губ его новой подруги слегка приподнялись в ответной улыбке.

Закончив всю работу, которая намечалась на сегодняшний день, юноша присел отдохнуть и вспомнил о Бэлле. Он думал, насколько совершенен этот манекен, и откуда взяли модель для него. Немного помедлив, Рик вынес Бэллу в её шикарном платье в главный зал и поставил в центр. С улицы слышалась тихая напевная мелодия, которая, видимо, доносилась из ресторанчика на углу. Повинуясь какому-то непонятному порыву, приблизился к манекену и шутливо пригласил её на танец. Обвивая одной рукой талию, второй держа её за неподатливые пластмассовые пальцы, он кружил этот манекен по крохотному залу под эту нежную мелодию. Он настолько увлёкся танцем, что не заметил, как рука Бэллы очутилась на его плече, а другая, которую он так сжимал, в ответ сжала его руку. Рик не вскрикнул и не оттолкнул девушку, лишь продолжал танцевать, ощущая под пальцами сквозь ткань платья тёплую кожу, и видя, как приоткрываются её алые губы, а в глазах блестит нечто неземное, притягивающее. Он воспринимал её превращение, как должное, забыв о том, что ещё несколько минут назад она стояла в пыльном коридоре, смотря сквозь тьму неживыми глазами. Рик чувствовал, как ноги Бэллы уже не нуждаются в подставке, а делают танцевальные па вместе с ним. Не в силах больше сдерживать своё желание, Рик прильнул губами к её… и вместо бездушного пластика в ответ ощутил тепло девичьих губ. Бэлла вздохнула и прижалась к нему всем своим телом. В то же мгновение Рик почувствовал свинцовую тяжесть во всём теле. Он попробовал шевельнуться, но пальцы Бэллы крепко сдерживали его руки. Он не мог шевелиться и стал ощущать, как его глаза стекленеют, улыбка застывает на губах, а руки продолжают обнимать… пустоту.

Даяна Бейкерс зашла в старый магазинчик и удивилась тому, насколько там было прибрано, ведь она ожидала увидеть кучу пыли и мусора. В центре зала стоял манекен. Тёмные волосы, казалось, были настоящими, как и бакенбарды, переходящие в бородку. Его густые каштановые брови взлетели вверх, а губы были слегка приоткрыты, что делало его похожим на маленького мальчика, впервые видевшего оживлённую улицу.

– И с каких, интересно, красавчиков лепят этих манекенов? – ухмыльнулась Даяна и начала уборку, в старом магазинчике одежды, доставшемся ей по наследству от дяди, которого она видела лет шестнадцать назад, а то и вовсе не видела.

(с) Дарина Минаева

Выходное чтиво: “Говорю же, Вам, люди – Давайте поверим в людей!”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” усинский поэт Роман Никитин. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу: .

Я хотел бы,
Чтоб все космонавты
Махали руками.
От изученных,
Новых,
Далеких,
Манящих планет.
Я хотел бы,
Чтоб все человеки
Счастливыми стали.
Чтоб искали они,
Находили,
Всё то, чего нет.
Чтоб сказали про них:
“Вот смотрите,
Мы все первоходцы!
Созидатели,
И покорители
Грозных вершин!
Никогда у души
Не заглохнут
От тины
Колодцы.
Никогда
Не уменьшится
В нас,
То, что стало большим!”

Я хотел бы,
Чтоб все капитаны
На всех океанах
Рассмеялись
Над буйством
Угрюмых,
Тяжелых
Штормов.
Я хотел бы,
Чтоб все человеки
Вздымались
Упрямо,
И, как будто, маяк
Высвещались
Для темных бортов.
Чтоб сказали про них:
“Вот смотрите!
Мы все непреклонны!
И мы все удивительны,
Даже в рисковости
Бед,
Не боимся штормов,
И на свет,
Как на подвиг,
Готовы,
Пусть запомнят о нас…
Ничего
Невозможного
Нет!”

Я хотел бы,
Чтоб все работяги,
В огонь или в стужу,
На высотах огромных,
В опасности угольных шахт,
Оставались людьми,
Процветали,
Разумно и дружно,
Чтоб о важности их
Восхищенно читали
У парт.
Чтоб сказали про них:
Вот смотрите,
“Мы все человечны!
Мы все созданы для сотворения
Множества дел.
И все вместе мы что-то
Великое, лучшее, вечное,
Выходящее вглубь
И за рамки
Расписанных тем.”

Я хотел бы,
Чтоб все ненашедшие
И невлюбленные
Полюбили.
А те, кто нашёл,
Полюбили сильней.
Чтобы самое лучшее,
Светлое,
Объединённое
Прорастало, как солнце,
Внутри,
В быстротечности дней.
Чтоб молчали про них
В удивлении от понимания,
Чтоб за них возвещали
В зеленых ночах соловьи.
И никто не стыдился
Презрения или признания,
И гордились бы за поколения
Все старики.

Я хотел бы,
Чтоб каждый из нас
Оказался беспаспортным!
И не знал бы ни войн, ни границ,
Становился добрей.
Что мешает нам быть
Чем-то лучшим, живым
Или радостным?

Говорю же, Вам, люди –
Давайте поверим в людей!

(с) Роман Никитин

Выходное чтиво: “Были гости”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” усинский автор Ольга Безденежных. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу: .

Мы на кухне с тётей Машей шесть часов упорно пашем –

Плов, котлеты, заливное, что-то в чашечках грибное.

Протираем, мелко режем, трём и пробуем на свежесть.

Дверь закрыта, пот на лицах, в миску маслице струится.

Наконец штришок последний, тут звонок звучит в передней,

Надеваю маску «Счастье», открываю. Гости, здрасьте!

Шум, толпа, к столу движенье, рюмка, возглас: «Объеденье!»

Снова рюмка, песни, пляски, торт фруктовый под завязку.

Посошок и возвращенье, до утра гостей вращенье –

С мандарином, с виноградом. За шампанским сбегать надо.

Все довольны, сыты-пьяны, не было лишь с неба манны.

Поцелуи на прощанье, вновь быть гостем обещанья.

Дверь закрыла, прошептала: «Всё! Свобода!» И упала.

(с) Ольга Безденежных

Выходное чтиво: “Всему своё время”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” усинский поэт Сергей Гаврилов. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу: .

Что ж вы, мальчики с прогалинами на затасканных черепах,

Так усердно тянете Бога за бороду, выпрашивая новых игрушек?

Слушайте!

Ваша ярость по поводу павших возможностей возбуждает лишь ваши страдания!

Недожитость и недоигранность так смешна, когда дрожь в коленях.

Только на вершинах живёт ослепительный снег.

С бугорков ветер времени сдует сухую траву.

Что ж вы девочки с черепашьими шеями,

Так упрямо купаете ваши лица в тазиках грима,

Пытаясь убить красоту лучезарных морщинок?

Ваша дружба со скальпелем жуликов – изощрённый садизм!

Расскажите-ка лучше сказку заброшенным внукам.

Всему Своё Время…

(с) Сергей Гаврилов

Выходное чтиво: “Женщина на помеле”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” усинская поэтесса Евгения Аркушина. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу: .

Дни новогодние отмечены,
А на столе свеча горит,
– Вы – удивительная женщина,
Сидящий рядом говорит,
И под французскую мелодию
Вино мерцает в хрустале…
В такое “посленовогодие”
Слетать бы к Вам… на помеле!

Забыв про правила приличия,
Через закрытое окно
Ворваться в только Ваше, личное,
И улететь, не все ль равно?
А после разбросать над городом,
В метели ветреной кружась,
С плеча, на все четыре стороны,
Свое отчаянье и страсть,

И в окруженье звезд мерцающих
Вновь приземлиться за столом.
– Сидящий рядом, понимаете,
Вы говорите не о том:
Что с одиночеством повенчаны,
Что нету счастья на земле.
В окно взгляните! Нет ли женщины,
Летящей к Вам – на помеле!

(с) Евгения Аркушина

Выходное чтиво: “Звонишь мне ночью, обычно в полночь”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” произведение усинской поэтессы Дарьи Филитовой.

Звонишь мне ночью, обычно в полночь,
Срывая голос, кричишь стихи.
В них лунный всполох и кофе горечь,
Чужие руки, глаза, духи.

В них чьи-то тайны, твои победы,
В них путь, житейская колея.
В них та, кто тайно отводит беды,
В них все – но только, увы, не я.

Кричи, кричи про огни обочин,
Про свет, который разгонит мрак!
Пока ты будешь звонить мне ночью,
Я буду нужной. Хотя бы так.

(с) Дарья Филитова

Выходное чтиво: “Отпусти”

0

Сегодня в рубрике “Выходное чтиво” усинская поэтесса Наталья Стикина. Попасть в рубрику может любой желающий, для этого надо прислать своё произведение нам на электронный ящик по адресу: .

Сегодня листву не сжигают в кострах.
Она на земле превращается в прах.
Тогда почему воздух пахнет золой?
А ты… Ты как будто чужой.
Но, может быть, солнце добавит штрихов
В бумажное время печальных стихов,
В дождливое время багряной поры,
Сомнений, измен и хандры?
Что, впрочем, не важно. Здесь, в мире двоих,
Мотив вечной верности скомканно стих.
И только осеннего ветра рингтон
застрял меж редеющих крон.
За тёмными стёклами прячешь глаза,
Но нервным движеньем цепляешься за
Рукав моей куртки, и шепчешь: «Постой…»
Зачем? Ты теперь мне чужой…
Безмолвствует небо, взирая на нас:
Таких дураков оно знало не раз.
Внутри меня дождь начинает идти…
Рукав… Нет, меня. Отпусти.

(с) Наталья Стикина

Усинск
переменная облачность
-25.3 ° C
-25.3 °
-25.3 °
100%
1.9kmh
45%
Ср
-12 °
Чт
-12 °
Пт
-18 °
Сб
-24 °
Вс
-26 °