Выходное чтиво: “Плюшевый друг”

3
290
Николай Попов

Плюшевый мишка был любим. А значит, был живым. Он не умел двигаться и говорить. Но умел мыслить. Чувствовать и любить.

Переживать. Сострадать. И грустить. Его соседями по антресолям были цветастые мягкие игрушки. Некоторые из них издавали звуки и выполняли простые движения. Но души в них не было…. Мишка был одинок. Странно, но у него не было имени. Временами хозяйка обнимала его, шепча при этом мужские имена. Но он чувствовал, что думает она в это время не о нём. Тем более что по прошествии времени она металась по квартире и кричала эти же самые имена. Гневно. Отчаянно. Ненавидяще. И снова обнимала своего мишку. Слёзы капали на плюш. Он плакал вместе с ней.

Мишка помнил, как они познакомились. Хозяйка, маленькая ещё девочка, столкнулась с пуговками его глаз и зажгла в плюшевом теле любовь. А заодно и жизнь. Потом повернулась к маме и попросила купить. Получив отказ, упала на пол в истерике. Никогда в будущем она не закатывала таких скандалов. И мама сдалась. Так мишка навсегда обрёл свой дом.

Сейчас, хозяйка переехала на очередную съёмную квартиру и спрятала все свои игрушки на антресоль. Мишка мог только тихонько наблюдать за ней сквозь приоткрытую дверцу. В её жизни, что-то происходило. Что-то хорошее. Часами она сидела перед компьютером. С её лица не сходила мечтательная полуулыбка. А на каждый звук СМС бежала и нервными пальцами открывала сообщение. Прочитывала его и танцевала… С подушкой. Мишка ревновал. Грустил. Мучился. Но ничего не мог сделать. Слёзы не могли пролиться из пластмассовых пуговок, а лапа не могла открыть дверцу антресолей. А потом появился Он. Мишка с самого утра почувствовал, что теперь его жизнь изменится. Хозяйка гремела кастрюлями на кухне и постоянно поправляла макияж перед зеркалом. Перемеряла кучу платьев. Волновалась. Суетилась. Пела песни. Снова меряла платья. И ойкнула на звонок. По-детски. Мишка помнил её такой. Совсем маленькой. Но тут она изменилась. Выпрямилась. Стала строгой и гордой. Недоступной. И не спеша пошла открывать. Мишка удивился этим переменам в хозяйке. Ему казалось, что ей больше идёт быть доброй, простой и впечатлительной. То есть…. Естественной. Гость вошёл в комнату вместе с хозяйкой, и она холодным тоном извинилась и вышла в кухню сервировать стол. Гость осмотрелся. Пробежал взглядом по корешкам книг. Иронично усмехнулся, наспех развешанным, меряным-перемеренным платьям, и увидел мишку. Открыл антресоль и скользнув взглядом по остальным игрушкам взял его в руки. Почувствовал в мишке жизнь. Любовь. Смотрел своими светлыми глазами в глаза-пуговки. «-Любишь её?» – утверждающе спросил Он. «-Да!»- молча воскликнул мишка. «-Я тоже.» – после короткой паузы ответил Он. «-Давай дружить.» – предложение дружбы прозвучало естественно и просто. «-Я подарю тебе галстук-бабочку», – сказал Он и действительно вынув из кармана галстук повязал его мишке. «А то ты какой-то ненарядный в такой день. Я хочу попросить её стать моей женой. Поможешь?» «-Да!» – снова воскликнул мишка. «Да» – произнесла хозяйка, слышавшая этот диалог. Они поцеловались. Мишка не ревновал. Он был счастлив. Просто счастлив.

Печать

3 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here