Любовный фастфуд, или Как интернет и пандемия меняют институт брака

3
350

По данным ВЦИОМ, 58 процентов молодых людей от 18 до 24 лет считают нормальным жить вместе, не вступая в официальный брак. Более того, современные мужчины больше всего ценят легкость и необременительность отношений.

Хочешь большой, но чистой любви, спрашивал один киношный персонаж и звал девушку на сеновал. В советское время это воспринималось как грубый юмор. Сегодня – как один из обычных сценариев отношений между мужчиной и женщиной. На дворе – новый виток сексуальной революции. Об этом говорят не только специалисты, но и родители молодых пар, в голове у которых не укладывается, как можно “так жить”.

Секс в большом городе

Команда ВЦИОМ под руководством социолога Владимира Ильина в исследовании “Двое в обществе. Интимная пара в современном мире” сосредоточилась на молодых горожанах, состоящих в “неформальных” отношениях или, как без ученой деликатности говорят в народе, сожителях. Первое, на что они обратили внимание: диджитал-технологии коренным образом изменили сексуальную жизнь в больших городах. Теперь не нужно хипповать или посещать нудистские пляжи, как делали первые апологеты свободы в любви: клик мышью обеспечит новый стиль жизни.

“Когда мы начинали это исследование, многие просто стеснялись признаться, что пользуются сайтами знакомств. Сейчас это стало атрибутом обычного молодого человека. Произошел качественный скачок в обустройстве сексуальных отношений. Если раньше “площадка”, где происходил выбор партнера, была ограничена географически “пятачком” улицы, деревни, трудового коллектива, студенческой группы, теперь она разрослась до планеты, – говорит Ильин. – Это парадокс горизонта.

Девушка кажется лучшей только до следующего клика, который открывает новые перспективы и новые надежды. Мало того, в историях современных пар не редкость параллельный поиск: человек вроде бы выбрал себе партнера, а рука все равно тянется к пресловутой мыши”.

По мнению ученых, отношение к сексу среди молодых развивается по типу любви к быстрой еде. Для этого процесса придуман и термин: “макдонализация”. Параллель с фастфудом весьма остроумна, если заметить, что технология “приготовления” знакомства в последние годы упрощается в мировом масштабе, чему, к примеру, способствуют качественные электронные переводчики, которые снимают проблему языкового барьера.

Социологи сообщают о наступлении в России так называемого эмоционального капитализма, который сменяет эмоциональный социализм.

Это одна из причин, почему старшие родственники современных любовных пар, привыкшие воспринимать брак как историю от первого поцелуя к общему месту на кладбище, не могут понять и одобрить легкие “проектные отношения”: взял “роман” с полки”, прочитал, поставил на место, взял другой… Миссия рождения детей уступает гедонистической задаче получить совместное удовольствие.

“Старшие привыкли, что сексуальная жизнь ориентирована на судьбу: встретились, посмотрели друг на друга, голова закружилась, а дальше “как пойдет!” – объясняет содиректор программы гендерных исследований Европейского университета Анна Темкина. – Другое дело, эмоциональный капитализм – это когда все подсчитывается, калькулируется. Если романтическая любовь освобождала женщину и помогала ее индивидуализации, то вот эти новые тренды освобождают от глубоких эмоций и позволяют построить интимную сексуальную жизнь как проект”.

Страхи настоящих мужчин
Между тем и психологи, и сексологи фиксируют грандиозные изменения самой структуры брака. “Автономия и свобода партнеров друг от друга являются не тем, что разъединяет людей, а наоборот, тем, что их скрепляет и дает ощущение стабильности, – высказывает, на первый взгляд, противоречивое суждение известный врач и психотерапевт Лев Щеглов. – В паре такая мотивация (поклонение собственному “эго”) кажется странной, но она существует, и она работает на совместимость”.

Среди современных пар можно, к примеру, наблюдать парадоксальное переплетение консервативной и либеральной философии жизни. “Либеральная составляющая проявляется в расширении практики интимного сожительства, – считает Ильин. – Эти отношения переходят из категории греха и аморальности в категорию стиля: каждый выбирает свое и о вкусах не спорят. Все допустимо. А на консервативном фланге – непринятие ювенальной юстиции и критика закона о домашнем насилии: то есть посторонним (государству и обществу) нечего вмешиваться, брак – частное дело частных лиц”.

С жалобами на то, что партнер или супруг слишком оберегает границы “своей территории”, не раз сталкивалась практикующий психолог, автор книги “Страхи настоящих мужчин, которые должна знать каждая женщина”, блогер Анетта Орлова. “Поведенческая автономия, конечно, способствует развитию самостоятельности и конкурентности. Все чаще свободу толкуют именно как необходимость, чтобы воплотить свой замысел жизни, – подчеркивает она. – Сегодня люди с деньгами и образованием при желании могут обеспечить себе комфортное существование и без партнера”.

А коронавирус только обострил вопрос совместного быта. По словам социологов, примерно на две равные группы разделились те, кто считает, что в одиночестве легче перенести самоизоляцию, и те, кто думает наоборот. “Ситуация пандемии позволила заметить, сколько обязанностей у среднего класса было передано на аутсорс (начиная с нянь и сотрудников клининговых компаний до репетиторов). И оказалось, что в обычные не карантинные дни пары в основном бывали вместе, только когда ходили по магазинам или на прогулку. То есть суть, смысл семьи (ее приватность и интимность) сконцентрирована вокруг досуга и отдыха”, – замечает доцент кафедры социологии факультета НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Лариса Шпаковская.

Сексоголики и web-модели

Молодой мужчина вместо общества жены-красотки предпочитает смотреть детские мультики. Эта история была бы смешной, если бы не была такой грустной. “Новые явления в сексуальном поведении нас изумляют. Это сексоголизм и так называемая эротическая скука, когда человек игнорирует секс при отсутствии сугубо медицинских затруднений, а также появление сообществ асексуалов, – делится Лев Щеглов. – И культ юности, который перемалывает судьбы, семьи и обеспечивает многомиллиардные обороты всех этих диетологов, корректоров фигуры, “отрезателей” и “пришивателей” чего-то”.

По мнению сексолога, новый виток сексуальной революции, который накрыл все мегаполисы мира, привел к тому, что количество вариантов сексуальных сценариев просто не поддается подсчету. “Культура, как говорил Дмитрий Лихачев, развивается по принципу сужения сферы запретного. Она постепенно скукоживается, как шагреневая кожа. И позитивного, и негативного в этой тенденции можно обнаружить достаточно”, – признает врач. Например, отчленить норму от патологии стало труднее. И критерии, которые еще 20 лет назад считались достаточными и объективными, сегодня теряют свою “демаркационность”.

“Жесткое ограничение нормального сексуального поведения становится фактически невозможным”, – считает Щеглов.

С глобальным преображением “рынка партнеров”, который стал безграничным, появились и новые профессии. Например, web-модели, которые обеспечивают виртуальный секс с помощью web-камер. “И эта область деятельности становится очень популярной среди тех молодых людей, которые не хотят тяжело работать и учиться, – утверждает социолог Ильин. – В коммерческом сексе – революция: путаны ушли с улицы в интернет. Это дает легкость доступа, один клик и нет никаких психологических и культурных барьеров. На первый план выдвигаются отношения, где за рамки вынесены все сложности, конфликты, ревность, притирка, бюджет. Остается только чистое удовольствие, то есть услуга”.

“Я” не вытеснит “мы”

Но вот что важно во всей этой чехарде новостей и новинок: люди по-прежнему женятся. “Пары все равно образуются. И это при том, что законную жену можно заменить и в сексе, и в готовке еды, и уборке квартиры!

Но вот эмоциональную интимность, душевность очень трудно отдать на аутсорсинг. Она сейчас является скрепой брака. Что нужно человеку (всякому, даже самому упакованному) от отношений? Ощущать, что ты нужен другому, чувствовать свою причастность, полноценность связанности. Сегодня “я” в браке гораздо больше, но и “мы” необходимо”, – утверждает Анетта Орлова.

“Пара сплачивается только в режиме интимности: интеллектуальной (есть, о чем поговорить), духовной (разделяем общие ценности), эротической (переживание другого тела, где духовное и телесное переплетаются) и сексуальной с акцентом на физиологии. Идеально, когда все эти составляющие совпадают. И это по-прежнему случается”, – обнадеживает Владимир Ильин.

Как пройти в библиотеку

Русские женщины предпочитают честных, а русские мужчины – красивых.

Такие данные последних опросов ВЦИОМ озвучил его гендиректор Валерий Федоров: “Идеальный избранник для русских женщин должен быть честным – так ответили 22 процента опрошенных социологами. Видимо, наболело. Надежность и защита нужны 19 процентам наших гражданок. Ответственность сегодня ищут в мужчинах 16 процентов женщин и практически столько же порядочность и доброту – это 14 процентов. А вот русских мужчин внешность покоряет по-прежнему. Россиян мужского пола, которые обращают внимание сначала на красоту женщины – почти треть. Ум и образованность на втором месте – 22 процента, искренность и честность на третьем месте. В пятерку качеств идеальной женщины входят доброта и хозяйственность”.

Удивительно, но 8 процентов наших граждан (это высший показатель) считают, что лучше всего знакомиться со второй половиной в библиотеке. Таких идеалистов больше, чем тех, для кого предпочтительнее дискотека или бар. Но самый популярный ответ, а где вы на самом деле познакомились – “в кругу общих друзей” (27 процентов), пишет РГ.

Печать

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Воистину бредятина!!! Наша “интеллигенция” с позволения сказать. так уже “завшивила”…что можно сравнить только с проказою!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here