Вячеслав Кантор о коллекционировании и создании музея МАГМА

0
38

Один из крупнейших частных музеев в стране – Музей искусства авангарда или МАГМА – появился по инициативе одного человека – Вячеслава Кантора, общественного деятеля международного уровня, известного в Росси и за рубежом благотворителя и филантропа, а также преданного поклонника искусства.

Пожалуй, это собрание занятий и увлечений и привело к тому, что даже собственную коллекцию меценат Вячеслав Кантор сделал доступной зрителю, превратив музей, а не оставив картины в тайном хранилище.

Что отличает Музей МАГМА от прочих, так это то, что у него есть чёткая концепция. Как пояснял сам Вячеслав Кантор в своих интервью, миссию музея он видит в том, чтобы продемонстрировать всему миру вклад конкретных художников – а именно художников еврейского происхождения, уроженцев России, в мировую культуру, в мировое движение авангардистов и модернизма, и таким образом – во всё искусство XX века и его развитие.

По собственным воспоминаниям Вячеслава Кантора, концепция эта родилась далеко не сразу, да и само знакомство с искусством у будущего коллекционера было в своё время весьма поверхностным, ограничиваясь всем известной информацией из школьной программы и посещений Третьяковки. Лишь в конце 1980-х Вячеслав Кантор в своих путешествиях по миру столкнулся с частным коллекционированием – а также увидел работы авангардистов, которые произвели на него огромное впечатление. Тогда и появилась мысль собрать работы мастеров этого направления.

Первые аукционы принесли первый азарт и первые приобретения, однако тогда же Вячеслав Кантор пришёл к выводу о том, что для создания действительно ценной и осмысленной коллекции необходим некий творческий «алгоритм», некий системный подход, причём такой, какого ни у кого нет. В то время у Вячеслава Кантора вырисовывались границы и его масштабной общественной работы, он стал всё активнее участвовать в жизни еврейской общины, занимался проблемами толерантности и продвижения этих ценностей, и эти процессы прошли навстречу друг другу. Коллекционирование в какой-то мере стало способом выражения собственных взглядов, вспоминал Вячеслав Кантор.

«Я убежден, что «презентовать себя» и «выразить себя» – диаметрально противоположные вещи, – говорит Вячеслав Кантор в одном из своих интервью. – Выразить самого себя, понять свой собственный мир, систему своих ценностей и предпочтений — это гораздо более точное определение цели коллекционирования, как я его понимаю. Это вопрос, обращенный к себе».

В то время меценат и приобрёл одно из первых творений в будущую коллекцию, которой суждено было стать музеем – картину В.А. Серова «Похищение Европы». Именно масштабы полотна и подтолкнули Вячеслава Кантора к мысли, что такой шедевр требует куда более серьёзного и внушительного места для своего хранения и размещения, чем частная коллекция, пусть даже очень внушительная. Музейная вещь требует музея, заключил Вячеслав Кантор, и так и родилась идея создания Музея МАГМА.

Что касается коллекции музея и его ориентации на еврейское и русское искусство, то, по признанию самого Вячеслава Кантора, драматическая история еврейского народа присутствует с ним самим всегда. И эту историю ему хотелось отразить в том числе и в экспозиции музея. В том числе через демонстрацию работ и мастеров, которые по сути сформировали целое направление изобразительного искусства и через него определили его будущее. Так центральной темой и главными якорями коллекции МАГМА и стали пионеры авангарда – и уже ушедшие из жизни мастера, и до сих пор здравствующие творцы.

На правах рекламы

Печать