Анатолий Гуменюк: От взысканий до правительственных наград

0
7

Сказать, что биография Анатолия Степановича Гуменюка золотыми буквами вписана в историю развития нефтегазовой отрасли не только Коми, но и в целом страны, значит, – не поступиться истиной. Занимая высокие руководящие посты в период 1970-1980-х годов, он участвовал в реализации поистине судьбоносных для нашего Отечества планов.

От руководителей такого ранга требуется, как правило, два основных качества: уметь принимать верные решения и добиваться безусловного выполнения поставленных задач. Казалось бы, чего проще?! Но эта простота кажущаяся. Нужно еще обладать большими знаниями, таким же масштабным, как решаемые задачи, чувством ответственности и уметь организовывать труд своих коллег. А еще предъявлять колоссальную требовательность не только к людям, но, в первую очередь, к себе самому.

Все эти качества в характере Анатолия Степановича до сих пор присутствуют в полной мере. Они ярко проявились еще когда он возглавлял Вуктыльское газопромысловое управление, затем – на посту руководителя ПО «Коминефть». Специалисты позже отмечали, что именно грамотное руководство нефтяной отраслью республики позволило достичь в 1983 году небывалого на тот период объема добычи – более 19 миллионов тонн нефти.

…А потом был 1986, когда в стране возникла проблема с качеством нефтепромыслового и бурового оборудования, и потребовались люди, способные поднять отрасль на более высокий уровень. Среди них, разумеется, оказался и Анатолий Гуменюк. Вскоре из Коми он переехал в Москву, заняв пост начальника одного из главков Министерства химического и нефтяного машиностроения СССР.

ЗАМЫСЕЛ, ГЛУБИНОЮ В СТО ЛЕТ

Эти данные я почерпнул, готовясь к телефонному интервью с заслуженным ветераном нефтяной отрасли накануне его очередного дня рождения, который он отмечает 23 августа. Кроме того, мне было известно, что Анатолий Степанович пишет автобиографические книги. Именно с этой темы и решил начать разговор. Мой звонок застал ветерана на подмосковной даче. Правда, сначала трубку взяла его супруга, Вера Викторовна, которая и позвала мужа к телефону.

– Добрый вечер, Анатолий Степанович!
– Здравствуйте.

– Вас беспокоит корпоративная газета ООО «ЛУКОЙЛ-Коми», из Усинска.
– Очень приятно.

– Позвольте задать несколько неожиданный вопрос: сколько у Вас уже издано книг?
– Шесть.

– Почему-то мне кажется, что Вы и теперь находитесь в творческом процессе?
– Да, пишу седьмую, надеюсь ее не только дописать, но и издать (смеется). Но это не так легко.

– Что собой будет представлять Ваше новое творение?
– Это литературно-художественное и одновременно историко-публицистическое повествование, которое охватывает период в 100 лет – с 1914 по 2014 год.

– Грандиозный замысел! И о чем конкретно Вы рассказываете в этой книге, кто ее главный герой?
– Я описываю свое восприятие событий, которые имели огромное значение сначала для царской России, затем – для Советского Союза, а теперь – снова для России.

– Можете перечислить хотя бы основные вехи?
– Книга состоит из шести больших глав или шести отдельных книг. Первая – это «Детство и юность», вторая – «Созидание под лучами Северного сияния», третья – «Московские коридоры», четвертая – «Крах надежд», пятая – «Вера в будущее». Думаю, названия говорят сами за себя. Шестая глава будет посвящена наиболее ярким моментам из жизни автора. Это уже по настоянию издательства.

– И с чего Вы начинаете свое повествование?
– С событий накануне Великой Отечественной войны. Хотя на словах Германия, Франция и Англия были за мир с СССР, на самом деле все шло к большой бойне. Вот почему в 1937 году Советский Союз приступил к строительству оборонительной линии на границе с Западной Украиной. Сегодня многие фальсификаторы говорят, что на самом деле Красная Армия готовилась к нападению. Но это не выдерживает критики. В ту пору мои родители играли далеко не последнюю роль в нашем оборонном строительстве. Несколько раз они брали меня, семилетнего пацана, на объекты. И мальчишеское воображение просто поражали тысячетонные доты, другие бетонные укрепления с толщиной стен – до двух метров, потолка – до полутора и размерами 14 на 14 метров, да еще в два этажа.

Любой специалист скажет, что возводить такие сооружения при наступательной войне бессмысленно.

Потом я описываю войну, какой она была на самом деле, и как ее воспринимал народ. Я видел, как издевались фашисты над мирными нашими гражданами, как нас бомбили и многие другие военные ужасы. Это как бы первая часть книги.

Вторая о том, как я попал на Север, и как он встретил меня. О знакомстве с людьми, которые там работали, в том числе и с репрессированными. И опять хочу сказать: нынешние разговоры о том, что Север обустраивали одни невинно осужденные да еще в условиях рабского труда, не имеют под собой почвы. Да, были и такие, но их было меньше. И это не голословное утверждение. Будучи начальником Ухтинского комбината (предтеча объединения «Коминефть»), я прочитал тысячи дел из архива МВД и знал, какой была степень вины многих. Тем не менее, в этой ситуации люди работали самоотверженно, и не под страхом наказания, как это хотят представить некоторые. Ничего подобного, никакого страха у людей не было. Они все делали с чистой совестью.

Об этом вторая часть, и я ее практически закончил. Сейчас вот приступил к третьей – «Московским коридорам».

В КОРИДОРАХ ВЛАСТИ

Как объяснил далее Анатолий Степанович, в Москве он занимался уже не нефтяной и газовой промышленностью, а машиностроением для нее. По службе, ему, конечно же, приходилось встречаться с высшим руководством страны, например, с Косыгиным, Байбаковым, Тихоновым, Рыжковым и др. И, как признался мой собеседник, встречи эти не всегда носили спокойный характер. Я попросил привести в качестве примера конкретную ситуацию.

– В 1977 году на одном из заседаний решали вопрос, как увеличить добычу нефти на полтора миллиона тонн сверх плана. Выслушав мои предложения, Косыгин спросил: «Какие у тебя есть еще вопросы?» Я сказал, что необходимо высококачественное оборудование и квалифицированные кадры. Но главное – нужна помощь продовольствием, иначе мне поставленную задачу не решить.

В те годы в стране была проблема с мясом. «Сколько нужно?», – спросил Косыгин. Я не задумываясь назвал: три тысячи тонн. И тут же присутствовавший Тихонов, не обращая внимания на стенографисток, меня обругал, дескать, я хочу ограбить страну, а не нефть добывать. Косыгин его спокойно осадил и обратился к министру торговли Строеву: что можно сделать? Тот ответил, что мяса у нас нет. Тогда Косыгин поручил рассмотреть этот вопрос с использованием продовольственного резерва страны. И назвал окончательную цифру: две тысячи тонн.

Через пару недель я со своим заместителем по снабжению Михаилом Ивановичем Брежневым выехал в Воркуту, в район побережья Обской губы, где тогда были холодильники. В итоге мы получили указанные тысячи тонн консервов.

– Кому конкретно предназначалось это мясо?
– Всем нефтяникам и, в первую очередь, усинским, так как город тогда давал большую нефть.

А дальше пошли события перестройки. С одной стороны – те, кто разваливал страну и нефтяную отрасль, а с другой – те, кто пытался им противостоять. Об этом я еще расскажу в своей книге.

– Вспомните самые яркие эпизоды вашей биографии, связанные с Коми и с Усинском, в частности?
– Первый яркий момент – начало трудовой деятельности в геологоразведке на Войвоже. Здесь я сразу же встретил очень много интересных людей, которые стали моими учителями, наставниками, друзьями. Именно при их поддержке, спустя всего лишь три месяца после студенческой скамьи, меня назначили главным инженером механического завода. Это бывшие крупные руководители страны – директор завода «Мотовилиха» Иван Иосифович Петрашко, главный эксперт по закупке энергетического оборудования в Германии в 1930-е годы Яков Давыдович Банюк, коммерческий директор питерского завода «Электросила» Соломон Абрамович Голощекин, советник Председателя Совета Министров по экономическим вопросам Николай Александрович Винокуров и другие.

Второй яркий момент – это когда я возглавил «Коминефть», приступив к решению задач, которые многим в то время казались непосильными. И я попытался с ними справиться. Среди них – разработка месторождений северной части Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции и участие в создании форпоста их освоения – Усинска, его промышленного узла.

– Ну и как, удалось?
– Конечно! А еще я на всю жизнь запомнил свои 23 партийных взыскания. Но и правительственные награды меня тоже не обходили.

– Наверное, их у Вас столько же, что и выговоров?
– Немножко поменьше – шесть орденов и пять медалей. Вот такая тогда была жизнь, одно компенсировалось другим.

– Спасибо, Анатолий Степанович, за интервью. Коллектив редакции «Северные ведомости», Служба общественных связей ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» желает Вам творческого долголетия, крепкого здоровья и обязательно закончить новую книгу.
– Спасибо. И Вам всего самого хорошего.

Печать

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here